Восьмая нота. У известных музыкантов, были неожиданные хобби

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Восьмая нота. У известных музыкантов, были неожиданные хобби

Плакат шахматного матча между Сергеем Прокофьевым и Давидом Ойстрахом. Из-за начинающихся гастролей Ойстраха были сыграны только шесть из десяти партий

«Не иметь хобби, это как строить дом без канализации» — Это утверждение психологов, кажется надуманным. Но наиболее гармоничными людьми в мире считаются музыканты. И мало кто из них обходился без любимых «игрушек», которые иногда были важнее, чем сама музыка.

Мы выбрали несколько наиболее ярких примеров странных и неожиданных хобби известных композиторов.

Джоаккино Россини

Представить себе, чтобы художник достиг вершины карьеры, славы и успеха он бросил все и занялся чем-то другим, практически невозможно. Однако Россини в 37 лет перестал писать музыку и удалился, как пишут в энциклопедиях, «на пенсию». В самом деле, композитор переехал в Париж и полностью посвятил себя искусству кулинарии. Что-то проскальзывало и раньше — известные музыкальные миниатюры с названиями «Четыре закуски», «Миндаль» и «О, горошек!».

Однако настоящую славу новоявленному кулинару не принесли эти эскизы, а его макароны, индейка, фаршированная трюфелями, фуа-гра, и турнедо а ля Россини. Между прочим, рецепт последнего он привнесет в головы несколько лет, а опера «севильский цирюльник» написал всего за 13 дней.

Сергей Рахманинов

«Водителю необходимы концентрированная воля, напряжение внимания и постоянное присутствие духа. Чтобы стать хорошим дирижером, для всего этого нужно только добавить небольшое знание музыки»,

— это слова известного русского композитора и пианиста Сергея Рахманинова. Его страсть к технологии поразил даже американцев, которых в этом вопросе трудно удивить. Рахманинов имел слабость к новости — я помню, как он хвастался своим лифтом, пылесосом, и даже детской железной дорогой. Я пытался заниматься техникой и сам, причем безуспешно — запатентованная муфта электрический «довести руками до состояния перед концертом», а также был вице-президентом компании знаменитого авиастроителя Игоря Сикорского.

Сергей Прокофьев

«Я удивляюсь тебе. Такой редкий для тебя случай послушать хорошую музыку, а ты сидишь с друзьями и играть в шахматы!»

— сказала мама одного мальчика, на рубеже XIX и XX веков. Мальчик его звали Сергей Прокофьев, а он, видимо, послушался матери совета очень своеобразно. Музыку не бросил и заслуженно является почти самым крупным композитором XX века. Но не оставил и шахматы. Имел первую категорию и в игре неоднократно ставил в неловкое положение самого чемпиона мира Михаила Ботвинника:

«Обычно Сергей Сергеевич играл на атаку и проводил ее остроумно и изобретательно. Защитить себя не любил.»

Страсть к шахматам прервала только смерть:

«Он лежал в постели и чувствовал себя явно плохо. Но, увидев меня, спросил: «А где же обещанный вами сборник партий матча Стейниц — Ласкер 1894 года?»

Александр Бородин

«Меньше занимается музыкальной, я на вас возлагаю большие надежды!»,

«Займитесь наконец музыкой!»

Первое мнение принадлежит академику, председателю Польского химического общества Николаю Зинину. Вторая — композитору Римскому-Корсакову. И их услышал Александр Бородин, который уже не знал, кто это такой — химик или все-таки композитор. Справедливости ради надо сказать, что музыка Саша занял раньше — в возрасте 9 лет, он написал прекрасную польку «Helen». Химия стала его страстью лишь два года спустя.

Соответственно расположены и результаты — Вторая («Богатырская») симфония композитора признается вершиной русского и мирового эпического симфонизма. Но его отчет о минеральных водах в Солигаличе костромском стал классикой работы в области бальнеологии.

Джакомо Пуччини

Парусный корабль, ружейная охота, рыбалка, автоспорт — типичный портрет какого-то английского лорда-бездельника. Однако все это Джакомо Пуччини, автор шедевров оперы «Тоска», «Турандот» и «Мадам Баттерфляй».

С последней был случайным. Будучи одним из пионеров автомобилестроения (так как первый автомобиль приобрел еще в 1900 г.), Пуччини вкусил прелести дорог, совершенно свободных от пробок. И вот результат — возвращаясь с женой и сыном домой на высокой скорости, не заметил пропасть. Автомобиль упал с высоты 5 метров. Все выжили, но композитора диагностировали травму и перелом голени. Работа над оперой сбой — писать без фортепиано Пуччини не умел, дожидаясь разрешения ходить на костылях.

Константин Кудряшов, » Аргументы и факты

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ