Владимир Урин: «я стараюсь не принимать решения самостоятельно»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Владимир Урин: «я стараюсь не принимать решения самостоятельно»

Владимир Урин

Генеральный директор Большого театра Владимир Урин рассказал о том, как изменится балетная программа в новом руководителе, почему опера страдает из-за плохой экологии и как идеальное соотношение довольных и недовольных сотрудников в театре.

Владимир Георгиевич, мы с вами разговариваем в канун юбилея Большой театр, который 28 марта исполняется 240 лет. Сильная история, великие традиции, статус главного театра страны — все это не ставит для вас ограничений в решении творческих и организационных вопросов? Может быть, не догматическое текстом «нет», а более мягко — «не рекомендую», делают, что что-то не положить или кого-то, кого не приглашать?

— Со стороны руководства министерства культуры, правительства или администрации президента — никаких желаний, каким образом следует планировать репертуар, не было. Это совершенно ответственностью Большого театра.

Хотя, я знаю, что ходят такие легенды. Но я говорю честно, что за 2,5 года моей работы здесь каких-либо просьб или указаний сверху не было.

Но, конечно, выбирая репертуар, мы понимаем, что Большой — первый национальный музыкальный театр в стране. И у нас есть своя внутренняя цензура — что берем и кого приглашаем. В первую очередь желательно, чтобы это были первоклассные произведения из опер или хореографические, с точки зрения постановки и исполнителей.

В советское время Большой театр собирал все самое лучшее, что было в Советском Союзе. Кроме того, границы были закрыты, и очень редко ГАБТ выезжал. Поэтому все были в театре и работали. Тогда в одном спектакле можно было увидеть раз в четыре-пять звездных исполнителей, и в опере и балете.

Сегодня на дворе XXI век, который диктует новые условия для существования театра. Времена изменились, и зритель изменился. А наш зритель особый — от ярых сторонников традиционного театра оперы и классического балета, это чаще всего люди старшего поколения, для молодых, которые хотят увидеть что-то новое, они хотят, чтобы с ними говорили современным языком. Это диаметрально противоположный зритель этот кусок, который определяет выбор репертуара для Большого театра.

Но ГАБТа сейчас, помимо Исторического, Новая сцена и Бетховенский зал, что расширяет возможности поиска репертуара, в том числе и эксперимента, а права на ошибку.

Но Большой театр знаменит, прежде всего, классика. Импресарио, приглашая Большой, прежде всего, хотят увидеть классический балет или оперу.

— Лед тронулся, и теперь, уезжая на экскурсию, уже наряду с классикой, мы стараемся показать и современные постановки, спектакли Большой театр во всем его многообразии, такой, какой она является сегодня.

Если мы едем на фестиваль Баланчина в Нью-Йорке, она принимает его балет «Драгоценности», если мы едем в Монте-Карло, принимает балет «Укрощение строптивой» в постановке Жана-Кристофа Майо.

Сейчас на гастролях в Лондоне, где, конечно же, в первую очередь импресарио просят классику, мы уже представляем классические балеты не только в интерпретации Григоровича, но и в хореографии Ратманского, а также принимает «Укрощение строптивой».

Что касается оперы, то зарубежная публика хочет видеть именно русскую оперу, но не обязательно в классических интерьерах.

Владимир Георгиевич, взяли на себя ответственность за все, в том числе и творческие вопросы. Можно определить репертуар, запланированные крупные проекты, совместные постановки, выступления. В какой степени в этом участвуют руководители оперы и балета?

— Ты прав, когда сказал, что человек, который стоит во главе театра, отвечает за все. Да, в театре я отвечаю за все. И в первую очередь я отвечаю за кадровую политику, за призвание тех, кто дальше со мной будет формировать плакат театра. Сейчас Туган Сохиев и Махар Вазиев.

И, конечно, я стараюсь не принимать решения самостоятельно. Вместе мы сидим и обсуждаем планы. Так было и в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-данченко, так построена работа и в Большом. Мы смотрим, как строится афиша, как раскладывается та или иная постановка на художников, на их трудоустройство.

См. также:Василий Синайский уволился с поста главного дирижера и музыкального руководителя Большого театра

Это должно быть совместно принято решение, и не имеет значения, кому будет принадлежать хорошая, или плохая идея. Если спектакль не был, — отвечаю я, потому что человек, который подписывает документ под названием «принять к постановке», это директор. А если спектакль получился, то за это отвечают и музыкальный руководитель, и директор балета.

Но я никогда не буду настаивать на том, чтобы взять в репертуар что-то, с чем будет иметь ничего против, директор оперы или балета, по той простой причине, что это люди, которые дальше должны реализовать включение. А у них могут быть серьезные аргументы, например, зачем нам эта опера, если у нас ее нет, кому петь.

Есть ли в Большом театре есть проблемы с вокалистами?

— Я бы сказал шире. То, что происходит с природой, экологией, вызывает неоднозначные процессы, связанные с формированием голосов. И то, что всегда ранее было собственностью России, бас, тенор, в том числе и драматический тенор, сегодня их почти нет.

Только что вступил в должность директора балета Махар Вазиев. Что вы ожидаете от нового руководителя, какие изменения должны произойти в политике Большого театра?

— Надеюсь, прежде всего, на серьезный опыт Вазиева — 13 лет возглавлял балет Мариинского театра, и семь лет балет «Ла Скала». Это профессионал высокого класса, который точно знает, что такое классический балет, как создавать коллектив, как воспитывать молодых танцоров, как соединить классику и современную хореографию.

Конечно, нужно идти вперед, искать и открывать новые, но при этом надо понимать, что главное-это благополучие российского балета — классика, которую нужно сохранять и приумножать.

Балет в России больше, чем балет. Каждый музыкальный театр на Западе, это, в первую очередь, опера, балет, каким бы он не был красивый, как, например, в Парижской опере, все равно на втором месте. Везде, но не в России, и это связано с особой любовью зрителя к искусству балета. И в результате это стало соотношение русского балета по всему миру.

На должность директора балета нужен был человек, который продолжит начатые всех его предшественников — Григоровичем, Акимовым, Бурлакой, Ратманским, Филиным. Я хотел бы, чтобы Вазиев на новом этапе поймал все самое лучшее и развивался, используя свой богатый опыт.

В свое время я говорил, что не будет никакой революции, но движение будет. Все для нас было, и было много интересных вещей, мы продолжатели.

Сергей Филин теперь возглавит мастерскую молодых хореографов. Как будут складываться отношения директора балета и мастерской?

— Мне кажется, что мастерская молодых хореографов — это воспитание новой смены, в чем, конечно, заинтересован руководитель балета. Я уверен, что они найдут общий язык.

Я думаю, что всем хватит мудрости плодотворно сотрудничать.

Идея мастерской молодых хореографов возникла из-за проблемы с хореографами, но мне кажется, что проблема с оперными режиссерами стоит не менее остро.

— Не только с оперными режиссерами. Вопрос гораздо шире. Тебе не показалось, что есть проблема с режиссурой в целом, как и с профессией, и с дирижерским корпусом, и с людьми, которые хотят вести театр?

Теперь театры возглавляют художественное руководство, или производители и в редких случаях режиссеры. Тратить время и силы на то, чтобы заниматься ежедневными делами организационными, решать социальные проблемы художников, режиссеры не хотят — приехал, поставил спектакль и ушел.

Встать после пилота Большого театра раньше была большая честь. Сегодня — выбор в пользу симфонического оркестра, желательно с хорошими музыкантами. И если ты талантлив и тебе Бог дал, это слава и весь мир будет у вас. А в театре нужно постоянно сидеть в оркестровой яме и каждый день для того чтобы обеспечить оперные и балетные спектакли.

См. также:Искусство для толстых кошельков: откровения импресарио оперных звезд

Где выход? Кого приглашать?

— Там нормальная логика — говорить для тех, кто уже имеет имя в этой профессии. Если мы говорим об опере, то Александр Титель, Питер Штайн, я мог бы продолжить этот список.

Но круг оперных режиссеров, многие из которых уже имеют свои театры, да узкий, и тогда мы обращаемся к драматическим, тем, кто уже имел некоторый опыт в постановке музыкальных спектаклей или даже дебютантам в опере, но и известных мастеров-в драме. Были Приглашены Алексей Бородин, Сергея Женовача, Римаса Туминаса.

Гарантии нет — и не может получиться, но от поражения никто не является. И оперный певец, режиссер тоже.

А с молодыми режиссерами Большой театр работает?

— Для нас приглашение молодых — это важный и перспективный путь. Только что на Новой сцене состоялась премьера оперы «Каменный гость» Даргомыжского. Режиссер — молодой режиссер Дмитрий Белянушкин. Я за ним наблюдаю давно, он поставил у нас два детских спектакля: «История Кая и Герды» и «Сказки».

В этом сезоне у нас будет ставить Тимофей Кулябин, тоже молодой режиссер, но у которого уже есть опыт работы с оперой и театром. То, что происходило вокруг его «Тангейзера» в Новосибирске, в театре, на мой взгляд, имеет мало отношения к самому спектаклю.

Решение спектакля Кулябина не без сомнения, но он талантливый человек, который понимает театр, чувствует музыку, и в «Тангейзере» много замечательных сцен. Сейчас Тимофей уже работая на Новой сцене, и делает это с удовольствием, и актерам интересно работать с ним. В апреле состоится премьера оперы Доницетти «Дон Паскуале» в его постановке.

Как обстоит дело с самостоятельной концертной и гастрольной деятельности оркестра ГАБТа? Гергиев с симфоническим оркестром Мариинки выступает по всему миру. А в Большом нет такой традиции? Считаете ли вы, что в этом нет необходимости?

— Такая необходимость существует и должна существовать, потому что важно, чтобы музыканты имели возможность не только обеспечить спектакли, но и проявить себя как артисты симфонического оркестра, чтобы их рамки профессиональные и творческие расширялись.

Мы пригласили известных дирижеров, были Геннадий Рождественский, Семен Бычков, Александр Ведерников, Хесус Лопес-Кобес, Владимир Спиваков. И мы хотим продолжить практику приглашения известных дирижеров.

Владимир Урин: «В первую очередь должен быть высокий профессиональный уровень»

Я думаю, что и туризма должны быть, и они планируются в 2016-17 годах. Но концертная деятельность-это только небольшая часть работы оркестра. Я глубоко убежден, что главное его дело — это театр и обеспечить высокое качество спектаклей.

Владимир Георгиевич, но выступления в целом было меньше, в любом случае, по словам этого сезона.

— Этот сезон у нас особый — большое количество премьер. Нужно было заняться созданием нового оперного репертуара. Но в следующем сезоне балет и опера Большого театра будут много ездить — при в Японии, США, Франции, примут участие в международных музыкальных фестивалях.

Уже известны планы на следующий сезон будет западная и польша opera, будут общие производств, известных солистов. Но пока говорить, что конкретно, не могу, — все вы узнаете в конце сезона, когда по традиции мы знакомим с планами.

Какова ситуация в Большом театре с финансированием?

— Сразу хочу сказать, что, несмотря на экономический спад, ситуация у нас абсолютно нормальная и стабильная. Что касается госфинансирования, то оно изменено, как и для всех, на десять процентов. В этом году наш бюджет по сравнению с бюджетом 2014 года менее чем в 700 с лишним миллионов рублей. Это серьезная цифра для такого театра, как Большой.

См. также:Александр Калягин: «я Не хочу возвращаться во времена цензуры»

Но у нас еще есть спонсоры. Никто не сбежал, а, наоборот, появились новые. Ссылки на пакеты различные по величине и значимости. Некоторые дают деньги на уставную деятельность театра, а кто-то спонсирует конкретные проекты.

У вас есть еще одна мощная поддержка — попечительский совет театра.

— Совет берет на себя множество наших проблем. Обеспечивает проекты, связанные с социальными вопросами, с обеспечением артистов жильем. Но основные средства — 75% от суммы, которой располагает управление, идут на творческие действия.

Программа, которую предлагает театр, тщательно прорабатывается на разных уровнях, и только после утверждения на попечительском совете мы можем использовать деньги строго по программе, при этом каждая копейка находится под очень серьезным контролем.

Как обстоит дело с ценами на билеты?

— Инфляция-это инфляция, рубль обесценивается, и, учитывая это, мы варьируем цены на билеты. Не поднимаем лимиты, но внутри перегруппировка мы делаем.

Сегодня спекулянты наши билеты стоимостью 8 тысяч продают по 35-60 тысяч. руб. Где дефицит, там и спекулянты. Правовые и организационные формы борьбы с ними в театре ограничены.

Театр — особый и очень сложный организм. И каким бы он не был, маленький или большой, избежать конфликтов практически невозможно. Спокойно ли сегодня в вашем «царстве»?

— Мне кажется, что сейчас нормальные условия работы. Но я абсолютно не исключаю, что завтра могут появиться какие-то обстоятельства, которые породят тот или иной конфликт. И здесь главное — сразу начать ориентироваться в этой ситуации, обсуждать, пытаться слушать и слышать друг друга.

И если аргументы тех, кто не согласен с руководством, убеждают, надо настроить, а если вы считаете свою позицию единственно правильной, нужно доказать и объяснить это людям.

В театре работают 3 тысячи человек. И если 10-20% из них недовольны что-то, это не страшно. Но если зашкаливает за 50%, то тут начинаются проблемы. Очень важно, чтобы общий уровень доброжелательности, творческой деятельности был в основе того, чем мы занимаемся.

27 марта, люди театра отмечают свой профессиональный праздник — Международный день театра. Как вы оцениваете сегодня значение театра?

— К сожалению, оно не так велико, как хотелось бы, и несравнимо с ролью театра в те времена, когда театр был духовным институтом. Люди шли в театр, чтобы услышать то, что не смогли прочитать.

Сегодня театр лихорадочно ищет свою нишу в этом новом времени, пытаясь пристроиться к современному зрителю, который все больше и больше становится обществом потребления, как это печально.

Задача театра — свое искусство, чтобы противодействовать негативным процессам, которые происходят сегодня. А это возможно при условии, что они занимаются искусством талантливые люди.

Наталья Курова, «РИА новости»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ