Валерий Афанасьев дал концерт памяти Эмиля Гилельса

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Валерий Афанасьев дал концерт памяти Эмиля Гилельса

Валерий Афанасьев

Зал «Филармония – 2» в этом сезоне продолжает радовать слушателей исполнителями, появление которых на любой платформе является событием необычным и повышает ее престиж на заказ.

Таким событием стал клавирабенд в «Филармонии – 2» Валерия Афанасьева, который состоялся 22 февраля 2016 года.

Этот концерт Валерий Афанасьев посвятил 100-летию со дня рождения Эмиля Гилельса – преподавателя в Московской консерватории, который прошел курс обучения в аспирантуре.

Начало концерта было в тени некрасивый инцидент со стороны общественности. Валерий Афанасьев перед тем, как ехать на фортепиано, сказал несколько очень интересных слов о своем великом учителе. Ему дали возможность говорит около 15 минут, и потом начали «захлопывать».

Я должен признать, что выдержку и чувство долга по отношению к памяти учителя – Афанасьев прервал свою короткую лекцию и не ушел со сцены, как это сделали большинство исполнителей в такой ситуации, а сел за пианино и начал играть.

Следует отметить, что на этом концерте зал «Филармония – 2» был почти полон, что бывает очень редко. Это означает, что слушатели представили на концерт пианиста какого масштаба приехали, если бы он согласился потратить на не менее чем полтора-два часа дороги в одну сторону. И не дать возможности сказать слово в память о таком великом пианисте, каким был Эмиль Гилельс, его ученика и тоже замечательный пианист, иначе как хамством назвать не могу.

Не невоспитанностью. Невоспитанность – это разговоры в процессе реализации, шум программками, использование вспышки и т. д., а именно хамством. Вещи надо называть своими именами, а не эвфемизмами. И это хамство не может быть оправдано, не очень правильной надписью Афанасьева на адрес Дебарга и его почитателей. Ну да Бог им судья.

Несмотря на негативное начало, на самом деле концерт прошел великолепно. В первой части были сделаны две сонаты Моцарта: № 10 c-dur Kv 330 и № 11 ля мажор Kv 331 со знаменитым шлягером в финале rondo Alla Turcka.

См. также:Валерий Афанасьев: «Люди слушают отраву и думают, что это музыка»

Первое, что впечатлило в обеих сонатах Моцарта, — это внутренняя ритмическая свобода и прихотливая агогика. Очень интересная игра, тарифы до изменений в пределах такта. И, конечно, бросилось в уши, почти полное отсутствие педали, что при исполнении Моцарта более, чем оправдано. Звучание фортепиано, иногда приобретала прозрачности кристалла.

Во втором отделении были сделаны две сонаты Бетховена № 1 f-moll и № 23 фа минор («Аппассионата»). Можно предположить, что первая соната была выбрана в паре с Аппассионатой на основе родства тональностей. Конечно, фортепиано в Бетховене прозвучал совершенно иначе, чем в Моцарте. Но и в сонатах Бетховена Афанасьев играл очень ритмично, свободно, еще более свободно, чем в Моцарте. Но эта свобода была в рамках хорошего вкуса, и она была так убедительна, что в момент допроса казалось, что только так и нужно исполнять Бетховена.

Только потом, анализируя свои впечатления, я понял, что подпал под ворожбу исполнителя, под магию его убеждения в собственной правоте, индуцируемой на сознание слушателей помимо их рационального восприятия. Афанасьев просто шаманил на сцене – в противном случае мне трудно как то более или менее четко описать то, что происходило в этот момент со мной. Но такая свобода, если переходит определенные границы, может уничтожить форму искусства или его части.

В каком-то смысле произошло то, о чем Афанасьев пытался говорить в своем вступительном слове, в процессе его реализации время изменило свой ход – это замедляется, иногда вплоть до его полной остановки. Иначе я не могу объяснить, почему публика приняла, например, по крайней мере, замедления темпов и огромные по своей величине паузы, которые Афанасьев делал в первой части Allegro ассаи Аппассионаты. Приняла тот факт, какими аплодисментами она после Аппассионаты и всего концерта наградила Афанасьева.

И это та же публика, которая «захлопала» вступительное слово Валерия Афанасьева. Здесь вся его необычная агогика воспринималась как само собой разумеющаяся.

См. также Сергей Ястребов поздравил Ярославский академический губернатора симфонический оркестр с юбилеем

А как нетривиально прозвучал у Афанасьева вторая часть Аппассионаты Andante con moto, начиная от перехода к ней от первой части attacca, т. е. без перерыва. Какие необычные делал акценты на басах.

Выход в финал Афанасьев также совершил attacca, только значительно замедлив последние несколько тактов второй части. Третья часть Allegro ma non troppo – Presto была у Афанасьева, как сумасшедший вал страсти. В середине сделал замедление – это как кратковременный откат волны перед тем, как она падает девятым валом, сметая все на своем пути!

Очень правильно Афанасьев отказался в этом концерте от бисов – они просто были здесь неуместны.

Владимир Ойвин

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ