Татьяна Никанорова: «Когда год проходит, и ничего нового она не спела, это трагедия!»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Татьяна Никанорова: «Когда год проходит, и ничего нового она не спела, это трагедия!»

Татьяна Никанорова

Природа наделила ее голосом необыкновенной красоты и огромной преобразующей силы. Колоратурное меццо-сопрано — большая редкость.

Представляя Татьяну Никанорову, нельзя говорить, что это лауреат международных конкурсов, народная артистка Башкирии, а с недавнего времени еще и лауреат Премии губернатора свердловской области. Уфимцам достаточно указать ее имя.

С 1997 года Татьяна Никанорова, — приводит солистка Башкирского театра оперы и балета, а с 2007 года работает в то же время и в Екатеринбургском оперном. Но на родной сцене мы видим ее все реже и реже: премьеры, вводы, яркие роли, новые интерпретации — там все есть. В последнее десятилетие Татьяна Никанорова в Уфе больше гостем. Жаль, потому что она наша!

«Я рад, что она ушла: в Уфе ничего не происходит»

— Сегодня о тебе, Ильгаме Валиеве, Владимире Копытове, пишут, как о солистах Екатеринбург оперного театра. Альфия Каримова, Галина Чеплакова, Артур Каипкулов — в Астане, Алма-Ате… Оказывается, звезды, заблиставшие на уфимской сцене, светят другого публично. В чем причина такой миграции?

— Конечно, меня больше Доверяет, где мой дом, моя квартира, моя семья и собственная сцена. Ужасно переживаю за свой театр. В то же время я не считаю предателями тех, кто сейчас работает в Екатеринбурге, Астане, Алма-Ате. Поймите, мы не можем смириться с творческим застоем. Конечно, можно давать концерты, работать по приглашению, но я театральный человек, оперная певица: — я люблю сцену, без нее как без воздуха. Надеюсь, что что-то произойдет. Сейчас открыли Башкирскую оперу после реконструкции, должно быть какое-то движение. А пока этого движения не было, и молодежь разъехалась по городам и театров. Важный момент — разница в доходах, причем существенная. Жизнь такова, что на это можно закрыть глаза. А если к хорошей зарплаты да простор творческий и что тут говорить, Мне нравится Екатеринбург, хотя эти условия не сравнить с домашними.

— Что привлекает художников, компенсируя бесконечные командировки, частые отлучки от дома, семьи и другие неудобства?

— Интересной работой, прежде всего. В Екатеринбурге директор Андрей Геннадиевич Шишкин — элегантный менеджер, он создает такие условия, что мы не в состоянии продохнуть. Не хватило подстроено, а к нам приезжают уже новые коучи, мы уже готовимся к опере «Летучий голландец» на немецком языке. Сколько мы занимались немецкого языка! Сейчас мы учим немецкий язык, потому что «Кармен»… Большую партию уже петь не буду, но согласилась на «Мерседес», хотя и высоковата для меня. Но попробовала — нормально работает. Я на все согласен, только для того, чтобы принять участие в постановке, варить, жарить огня. У нас тоже какое-то время мне было интересно, когда приглашали режиссеров, дирижеров Большого и Мариинского театра, делали замечательные спектакли. Певица, главное — работа, хлебом не корми — дай только возможность создания.

— Он почувствовал, что у вас в Екатеринбурге богатая, полнокровная жизнь. И так с самого начала — с 2006 года. Помню, восхищалась режиссером Алексеем Степанюком. Сколько там делаете — почти десять лет?

— Да, тогда я был приглашен на «Евгения Онегина». А в следующем году уже принимала участие в постановке «Хованщины», она пела Марфу. Также вышли очень хорошие отзывы. А потом случилось несчастье — умер любимый человек, а я, чтобы не оставаться здесь, сменить обстановку, попросилась в Екатеринбурге, по крайней мере, на полставки. Очень много ездила, потому что тогда и здесь, в Уфе, была работа. Потом, сами знаете, какая сложная ситуация была в театре, мне пришлось уйти, и я перешла в Екатеринбургскую оперу на постоянную работу.

Я люблю свои партии: Весна в «Снегурочке», Наина в «Руслане и Людмила». Кстати, все постановки Алексея Степанюка. И в его «пиковой даме» я пою Графиню. Это, когда хорошо провожу время в полном объеме! Кроме того, я пою путешествия во времени в «Трех апельсинов», Любашу в «Царской невесте», «пиковая дама» — еще и Гувернантку. В общем, работы не хватает. Я рад, что она ушла, потому что в Уфе вообще ничего не происходит. Теперь жизнь продолжается, я едва держусь.

«Если долго никуда не езжу, становится тревожно»

— Уфимские болельщики знают вас как успешную эстрадную артистку. А как с этим в Екатеринбурге?

— В этом качестве меня ведь здесь совершенно не знали, не было сольных концертов, только отдельные выступления в различных проектах. Но помог случай. Я успела поработать с Екатеринбургским театр музыкальной комедии. Сыграла роль возложение Владелицы кафе спектакля «Пастиччо для влюбленных» — очень оригинальная работа молодого режиссера Екатерины Одеговой, гармонично соединяющей, казалось бы, несоединимые музыки и сцены Перголезе и Стравинского.

Это мне дано не случайно. Для того, чтобы они подружились с замечательными людьми — музыкантов «Изумруд», играет на народных инструментах. Они двадцать лет в театре музкомедии, имеют собственную концертную деятельность, ездят по городу и сельской местности. Я предлагал сделать совместную концертную программу, и все получилось. Последний мой сольный концерт с инструментальным ансамблем «Изумруд» на сцене театра, стал открытием не только для публики, но и для коллег. И это моя победа.

— Трудно было завоевать новую аудиторию?

— В Уфе меня знают, любят, мне ничего не нужно доказывать. Плакат повесили — народ пришел. А там, во-первых, команда гораздо сильнее — все личности и хорошо подготовленные профессионально. Почему мне понравилось в Екатеринбургском театре, и там она росла. Когда рядом учителя, которые чему-то научиться, это хороший стимул. Недооценивать нельзя, нужно все время показывать себя. Горжусь тем, что я не стою на месте, не сижу, не лежу. Мне до сих пор не тяжело мотаться из города в город. Наоборот, если полгода никуда не езжу, становится беспокойным.

Уже который год езжу на «Золотую маску». Пусть не выступаю в больших ролях, но в обзорах меня замечают и, как правило, выражают сожаление, что мало пения, такой, как говорят, голос хочется слушать больше и это очень приятно. Хорошие отзывы есть об исполнении роли Рагонды в опере Россини «Граф Ори». На этот раз она пела Мэри в «летучем голландце» Вагнера.

— Сейчас модно приглашать иностранных мастеров. Иногда это оправдано. Например, если «Летучего голландца» ставит Михаэль Гюттлер, то можно согласиться, что немцы априори лучше знают, понимают и чувствуют Вагнера. Но почему на стоянке самой русской оперы «Евгений Онегин» в Екатеринбург пригласил швейцарца Дитера Каэги с иностранной командой?

— Может быть, это и преувеличение, но, знаешь, даже этого «Онегина», где я пою Ларину и в ближайшее спектакля собираетесь спеть Няню, я люблю. Правда, чувствует себя, как эти художники иногда далеки от понимания русской жизни. Но удивительное дело, хотя действие оперы перенесено в 50-60-е годы прошлого века, в целом концепция оперы не искажена, отношения между героями, их переживания переданы достоверно. В любом случае, молодежь ходит на этот спектакль. Вообще в режиссуру много интересного, оригинального. Например, Онегин убивает Ленского случайно, на охоте. А Татьяна пишет свое знаменитое письмо Онегину в бассейне. И произошло это очень красиво: героиня зажигает свечи, на небе светят звезды…

«В начале сентября планирую быть бабушкой»

— Что в Уфе поставили на меццо-сопрано, по крайней мере, в течение последних пяти лет?

— За десять лет не было ничего! Не обратилась еще к Роберт Лютер, другим дирижерам. Переживала не только за себя: у нас была сильная группа mezzo. И нам никогда ничего не ставили. По крайней мере, тот же «Кармен» приказал. Хорошо, что Шишкин с Каирской оперы «Аида» были обновлены. И это все. Я устала убеждать: потому что жизнь проходит, год пролетел — ничего не спела, для меня это трагедия. Я бы и в Уфе работать так же эффективно, как в Екатеринбурге. Во время реконструкции можно было бы что-то поставить, по крайней мере в концертном исполнении. Просто обидно за родной театр. Вот почему бы не поставить «Самсона и Далилу»! Всю жизнь я хотела петь большую партию. Музыка Сен-Санса, элегантный, библейская история, как известно, партии для всех голосов, для хора. Когда есть кому петь, почему бы этого не сделать. Просто непонятно.

— Что сейчас дают спеть на родной сцене?

— Ничего не случилось. В этот раз я сама напросилась петь, Марта в «Иоланте». Дай, говорю, что-то спеть! У меня сложилось впечатление, что никому ничего не должны. Снова ставят «Орлеанскую деву», где все женщины партии исполняют сопрано. Конечно, произведение великого композитора Чайковского, но он идет под девизом «Музыка для всех», даже в Большом театре поставляет в два раза. Первый — в 1990 году — через 100 лет после написания оперы, великим режиссером Борисом Покровским, и второй раз — осенью 2014 года в концертном зале версии.

В Уфе грустно, почему люди не ходят в театр. Нужен менеджер, который вычисляет все » за » и «против» проекта, постановки. Не нужно идти на поводу у аудитории, работать на ее нужды человека, но не считаться с ним тоже нельзя. У нас есть две сцены, малая и создан для таких экспериментов, пусть там размещены оперы для изысканных меломанов. Но нужно практиковать и такие спектакли, на которые будет ходить широкой общественности. Люди идут на название, певцов, интересных авторов. Почему в уфимском театре нет такого подхода.

— Многие в Уфе знают вас как профессионального маму. Дети выросли, кто они, как живут?

— Как ни странно, до сих пор остаются в какой-то степени детьми. Может быть, потому, что я как активная мама делала много для них и за них. Но я и не расстраиваюсь, потому что уверена — у них все будет хорошо. Больше всего радует, что выросли они добрые, светлые, трудолюбивые люди. Старшая, Олечка, молодец, я им горжусь. Она сама, без чьей-либо помощи и протекции, вошел в бюджет филиал сценографического факультета Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, занимается в мастерской известного мастера Эдуарда Кочергина, окончил второй курс. База отличная: до этого в школе искусств пять лет она училась у знаменитого художника и педагога Сергея Игнатенко.

Сын Саша по-прежнему ищет себя, на месте не сидит, пробует разные профессии, сейчас работает на производстве резиновых лодок. Женат, дочь Юлия очень хорошо. Даст Бог, что все будет хорошо, в начале сентября я буду бабушкой. Вова, как работал, так и работает на кухне, и ему очень нравится.

«Я сожалею только о несыгранных ролей»

— Что в ближайших планах?

— Мы хотим достойно отпраздновать свое пятидесятилетие рядом концертов. Я думаю сделать классический концерт — арии, дуэты из опер, — у нас в театре с симфоническим оркестром, с коллегами. И вчера только разговаривала с директором в концертном зале «Москва» о том, чтобы повторить в Уфе концертную программу с группой «Изумруд». А ближайшие события — юбилей Победы. Об этом празднике я не могу говорить без слез, он для меня святой с детства. Я вообще патриот, я люблю свою страну, мне больно и стыдно за нее, за то, что происходит, потому что люди-то у нас талантливый, красивый, добрый.

В праздничные дни в Екатеринбурге выполню «Балладу о матери» — «Алексей, алешенька, сынок» Евгения Мартынова на стихи Андрея Дементьева, а в Уфе на правительственном концерте пел песню Александры Пахмутовой «Поклонимся тем великим годам». Для меня большая честь участвовать в таких концертах всегда пою с удовольствием.

— Юбилей-это всегда повод задуматься о прожитом, пройденном сделаны. Что вызывает чувство удовлетворения или сожаления?

— Пожалеете, что вообще не в моем характере. Единственное, что вызывает у меня сейчас печаль, уныние, — тенденция делать ставку на молодые кадры. Я понимаю мужчин-режиссеров, дирижеров. Согласен, та же Кармен, должно быть, молодая, красивая. Все стараются сделать кинематографический вариант, пытаются привлечь зрителей. Но они не учитывают, что настоящие зрители — ценители оперного искусства — они идут на голос и актерскую игру. Если пение, игра убедительная, общество забывает, какой комплекции художник и в каком возрасте. Не будем брать пример с Лучано Паваротти или Монтсеррат Кабалье, но, несмотря на все это… И жаль, что она подошла к такому возрасту, когда и опыт, и знаешь как, а режиссерам этого уже не видят тебя в роли няни, бабушки.

— Я знаю, что вы можете попробовать себя в роли постановщика.

— Мне предложили полставки в качестве ассистента режиссера. Мне это нравится. Недавно у нас в Екатеринбурге была постановка «Риголетто». Не совсем стандартная, новаторский. Принимаю участие в репетиционном и постановочном процессе в качестве ассистента режиссера, поэтому, конечно, это мой ребенок, я люблю его. Я такой человек — стараюсь принять, принять и работать дальше, отдаваясь полностью, а не ныть и жаловаться. Но честно скажу, мне было стыдно, когда на роль Маддалены, которую я очень люблю, положить девочку, которая не всегда знает что и к чему это в силу молодости и отсутствия опыта. Не на каждую партию, могу сказать, что я пою лучше, чем кто-либо, но Маддлалену, я уверена, я пою, я играю много лучше.

Жаль, что в репертуаре Екатеринбургского театра не «Аида», хотя мне кажется, что эта опера является обязательным в каждом оперном театре. Я скучаю по Амнерис. Жаль, что нет «Севильского цирюльника». Розина тоже одна из самых дорогих и любимых сайтов. Прошу ролях извините! А больше ни о чем.

Помощь:

Все началось в Башкирии. Таня Никанорова родом из Кушнаренково. Поет столько, сколько себя помнит. Воспитанная в музыкальной семье, отца чрезвычайно голосистой. Любовь к народным мелодии — от отца: красивый, от природы поставленный голос, крестьяне называли его «Лемешевым». «Многие арии из опер, например, Людмилы, Снегурочки, Леля — будущая актриса запоминала, слушая радио. Давала домашние концерты, точно воспроизводящих тонн известных певиц.

Пение она воспринимала как совершенно нормальное, естественное дело, хотя в начале ее я не думал о том, чтобы сделать это своей профессией. Вышла замуж, окончила Благовещенское педагогическое школу, имея уже детей, разошлась с мужем… образом Жизни Татьяны Никаноровой во всех деталях неоднократно был во многих СРЕДСТВАХ массовой информации. И как она себе свое призвание, она приехала в Уфу на изучения искусства, и как металась между детским садом и школами аудитории, как выкраивала из скудного студенческого бюджета деньги на куртки, шапки, обувь. Как упорно шла к своей цели — стать оперной певицей, как это и сделала, как потрясла московскую публику и жюри Международного конкурса имени Петра Чайковского в Москве, распевая свои любимые «Центр», и получила специальный приз За лучшее исполнение народной песни», и о последующих ее достижений и побед…

Когда я пришла работать в театр, Таня пела первый год после института искусства. В нем живет неуемная жажда творческого разнообразия. Сегодня дает концерт в филармонии, исполняя русские романсы и народные песни, а завтра в театре появляется перед аудиторией в виде злых, очаровательной Розины в опере «севильский цирюльник» Россини, или великого Амнерис в «Аиде» Верди. А еще на вечер — элегантный и гостеприимный хозяин великосветского бала граф Орловский в оперетте Штрауса «летучая мышь» с ариями, сложным и виртуозным пассажам не уступающими оперы шедевров.

Создает трогательный образ Весны, матери Белоснежки, в опере н. Римского-Корсакова: кто, как не она, параллельно с учебой и карьерой вырастившей дочь и двух сыновей, так тонко передать страх за своего ребенка! Не боится экспериментировать с современным режиссером и превращается в экстравагантный эстрадную удивление Ульрику в «Бал-маскараде». А как заманчиво Татьяна в партии Маддалены в «Риголетто»! Любит концерты старинной музыки в стиле «барокко», поет Вивальди, Баха, Генделя.

В камерной вокальной музыке Татьяна Никанорова органична и выразительна — это ее стихия. Романс, песня, ария в исполнении певицы превращаются в яркий мини-спектакль, потому что, помимо шикарных вокальных данных, имеет незаурядный драматический дар. Во время встреч в музыкальной гостиной стены Греческого зала, как раздвигаются от силы ее голоса, темперамента, мощной энергии, а потом и от волны восторженных аплодисментов. А как она любила публика совместные концерты Татьяны Никаноровой и Ямиля Абдульманова в сопровождении ансамбля «Забава»! Они так хорошо и прекрасно «спелись», что каждая новая программа становилась событием и прошла с аншлагом.

Татьяну Леонидовну любят в коллективе театра за открытость характера, за доброту и бескорыстность. Сколько добрых дел она сделала, совершенно без рекламы свои поступки. Если ты уверена, что справедливость попрана, не боится идти в высшие инстанции, чтобы защитить гонимых и обиженных.

Известность Никаноровой давно перешагнула границы республики. Сегодня ей очень подошел бы титул «Народная артистка России», который певица уже давно заслужила. Татьяна по природе своей-народная любовь и признание самой широкой аудитории.

Нина Жиленко, Московский комсомолец

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ