Победители сраму не имут

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Победители сраму не имут

«Золотая маска». Фото — РИА «Новости»

В субботу вечером в двадцать первый раз была вручена национальная театральная премия «Золотая маска».

Задуман отцами-основателями (Ульянов, Урин, Бояков) в начале девяностых годов, как средство объединения бедной и переживавшей финансовый кризис театральной среды, дуалистическая награда-фестиваль на протяжении многих лет была средством привлечения дополнительных ресурсов, возможность театральных людей показаться в столице и поговорить с коллегами. На самом деле это даже трудно переоценить, как много хорошего и полезного сделала «Маску» для развития театров в регионах в эти годы.

Затем пришло время больших бюджетов, деньги на фестивале в Москве ездил театры Гергиева и Кехмана, сама «Маска» вывозила своих лауреатов в провинции.

За двадцать лет фестиваль создал свою группу экспертов, членов жюри, а сегодня фестиваль механизм, который имеет только контролировать и помогать драматически процесса, оказывает сильное влияние. Очевидно, что в момент, когда «функция» заменяет собой результат, возникает и критическое отношение к «Маски». И с годами критиков все больше и больше.

Если в «Маске» вы не можете заставить людей работать по ее правилам, это сегодня просто отказывается от этих людей, автоматически помещая их в резервацию «не наших». Таким образом, разделение на «угодных» и «неугодных» приводит к тому, что первоначальная идея объединения просто растворяется в сегодняшнем фестивале, который все еще претендует на звание национального, единого, особенного. Единственное, что должно такого творческого конкурса, это полная прозрачность.

Но о какой прозрачности может идти речь, если сегодня в руках сотрудников «Маски» все механизмы воздействия: ведь от того, кто будет избран в совет экспертов или жюри во многом зависит результат голосования. И хотя директор фестиваля говорил, что все они независимы друг от друга и со своим мнением, но мы-то знаем, например, что если выбрать на председателя жюри Владимира Васильева, опера Большого театра награды не светят. А если вы хотите поддержать Теодора Курентзиса, список журналистов-экспертов, которые будут его выдвигать, тоже не всем известен.

Ну, а учитывая, что количество СМИ, которые пишут о культуре, сжимается, для многих критиков, фестиваль становится чуть ли не основным средством существования. И хотя платят там не много — около 1000 рублей за исследование одного спектакля, в сегодняшней ситуации и это деньги. Поэтому «Маска» могла приглашать или не приглашать соответствующих экспертов-критиков.

То есть, надо честно признать: механизмы воздействия на ситуацию, известны, и я их много раз наблюдал во время работы в экспертном совете и жюри фестиваля. Но, конечно, говорить об этом вслух не принято.

Критериев в искусстве мало, так что в значительной степени именно прозрачность и отсутствие собственных интересов сотрудников фестиваля, помочь в развитии «Золотой маски». Но это уже из научной фантастики. Наши умственные поезд до вечного повторения «Оскар» приводит, на самом деле, всегда и во всех областях, только к раздражению. В отличие от оригинальной награды киноакадемии, на которую никто не имеет претензий (ну, кроме Ди Каприо), «Золотая маска» из года в год набирает людей в стан врагов, хотя многие из них готовы простить фестиваль, если награда, однако, придется.

В этом году ситуация в области музыкального театра была напряженной уже в момент объявления номинантов в ноябре 2014 года. Я понимаю, что набор экспертов разных специальностей (опера, балет, современный танец, оперетта, мюзикл, художественные дисциплины — декорации, костюмы, свет) вряд ли может создать что-то, что бы удовлетворило всех. И, как правило, список номинантов сопровождается вкусовых диспутами: почему не взяли того, почему это столько номинаций. Но в этом году совет экспертов под контролем известного критика и обозревателя «Коммерсанта» Юлии Бедеровой удалось преодолеть все числа сомнительных решений. Заметим, однако, что председателем Бедерова была в первый раз — может быть ошибка совета под ее руководством, связанные с этим. Просто перечислить все, что вызвало дискуссии, кроме вечного «пока».

Прогресс драматических актеров из пермского спектакля «Носферату» в оперных — пение — категории, которая создает невероятные трудности для жюри. Перенос классического хореографа Начо Дуато в разделе современного танца. Внешний вид драматических спектаклей с музыкой в жанре мюзикла («8 женщин» Пермского театра » и «Машина» в Гоголь-центре).

Ну и почти полтора десятка оперных номинаций Пермского театра оперы и балета никого не могут оставить равнодушным. Тем более, что на премию был номинирован режиссер «Носферату» Теодор Терзопулос, но в композиторской номинации вместе с живым классиком Майклом Найманом был только автор «Носферату» Дмитрий Курляндский.

Головокружение от успеха не позволило председателю совета экспертов молчать, так что в «Коммерсанте» 27 февраля 2015 появился такой текст:

«А вот Курляндского в композиторской категории заслуженных заводчиков просто нет. И после успешного показа пермского спектакля не стоит ждать, что Майкл Найман (автор части музыки для спектакля «Dido») при всей любви к его ретроактивному стиле может составить серьезную конкуренцию открытие «Носферату»».

Ну, то есть, это даже не прилично так писать о том, что ты сам выбрал. Но, перефразируя вечное: «лауреаты сраму не имут». Все усилия совета экспертов были брошены на то, чтобы любой ценой реабилитировать населенных Пунктов, театр, оставшийся в прошлом году без наград. Хотя спектакль «Королева индейцев» этого театра и так был явным фаворитом.

Еще много вопросов вызывало, вытянуть несколько спектаклей Большого театра, которые трудно назвать прорывом на самом фронте, потому что спектакли эти довольно дорогие костюмированными концертами.

Обязательное действие Мариинского театра, который, как уверяли эксперты, выдвигаясь из-за большой актерской работы Александра Антоненко («Отелло» Верди). В результате Антоненко пал жертвой интриг Мариинского театра, а спектакль был представлен очень сомнительной работы другого художника (который был номинирован аж два раза, но в показе «Летучего голландца» из Екатеринбурга, в Москве, на практике оказался слабым вокалистом и вовсе плохим актером).

В области балета загадкой оставалось также прогресс балета «Миссис», хотя только недавно, в ответ на претензии теперь опального директора Бориса Мездрича (открыто обвинил фестиваль в случае отсутствия интереса к классическим балетам), директор фестиваля, сказала: мы на новые во всех видах искусства. Но присутствие старого балета Ноймайера и костюмированные оперные представления, концерты из Большого («Дон Карлос» и «Так поступают все женщины») в списке номинантов доказывает, что критерии выбора не очевидны, и главным здесь для экспертов может быть то, что эти спектакли рождены продюсерской «думают» большого друга, председателя совета.

(«Не слишком ли много друзей у нашего президента» -, спросит проницательный читатель? И он прав! Могут ли они возглавить совет экспертов люди, в которых каждый может ткнуть пальцем и обвинить в «конфликте интересов»? Но, к сожалению, сегодня «Маска» ставит на следующих ведущих экспертов, и в следующем году история повторится.)

Нужно добавить, что уже несколько лет анализирую работу совета экспертов в области драматического театра. И видно, что там критерии более понятны, а совет экспертов старается не заменять жюри, предлагая широкую палитру спектаклей на разные вкусы.

В области музыкального театра в этом году, видно, что эксперты решили минимизировать свои личные проблемы такими номинациями. Им нужно будет потом смотреть в глаза своим друзьям. А кто из членов жюри так, с ходу разберется во всех подводных течениях работы экспертов? Можно только посочувствовать жюри, которому достался такой список номинантов. Приехали честно работать, а не помогать решать личные проблемы своих коллег-экспертов. В жюри не боги сидят, а художники, каждый из них имеет свой подход к искусству.

Да и «Маска» не надоест читать ваши правила: не более чем на один приз в один театр (это размазывание помогает уменьшить количество недовольных), ни в коем случае не оставляйте без премиум-победителей (с «неприсуждения» наград в области оперетты/мюзикла несколько лет назад начался длинный и скучный «тянитолкай» дирекции фестиваля с Московской опереттой, который привел к тому, что в этом году только один дирижер был заявлен в категории). Именно Юрий Крылов пал первой жертвой — жюри решило не присуждать награды в этих условиях. То есть, эксперты лишили Юрия Крылова возможности конкурировать на «Маску».

Я думаю, что читатель уже знает, какая непростая ситуация сложилась в этом году. И жюри под председательством режиссера и бывшего директора Латвийской национальной оперы Андрейса Жагарса, казалось награды следующим образом.

Сцена из спектакля «Чаплин» Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии

Лучшим мюзиклом заслуженно стал «Чаплин» Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии, а также двух его солистка-Мария Лагацкая-Зимина и Евгений Зайцев. А лучшим режиссером в этом жанре Владимир Панков, что, конечно, глупо, ведь он не имеет ничего мюзикле, но и на выбор было никого.

Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов. Большой театр, «Укрощение строптивой»

В балете с той же причине, но заслуженно, победили солисты Большого театра Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов за участие в балете «Укрощение строптивой». Один и тот же балет стал лучшим. Хорошо, что вменяемое жюри смотрит вперед, вместо совета экспертов и вручит награды новым интересным спектаклей, а не перенос старых спектаклей.

«Цветоделика», Екатеринбургский театр оперы и балета.

Кстати, Павел Клиничев и Вячеслав Самодуров второй год подряд стали лучшими балетным дирижером и хореографом за спектакль «Цветоделика» в Екатеринбургском театре оперы и балета. Если в прошлом году многие удивлялись победе молодого хореографа и руководителя балета Екатеринбургского театра, это сегодняшняя награда доказывает не случайность прошлогоднего решения жюри — сегодня Самодуров едва ли не самый интересный хореограф в стране, его уже рвут части столичные балетные труппы. Известно, что он поставит оригинальный балет в Большом театре в ближайшее время.

«Экспонат» /Пробуждение» Анны Абалихиной

Лучшим спектаклем в области contemporary dance признан перформанс «Выставка/Пробуждение» Анны Абалихиной. На мой взгляд, это тоже естественно и заслуженная победа одного из лидеров нашего современного танца. Жаль, что за пределами интересов специалистов в этом году остались работы театров Татьяны Багановой и Ольги Пона, которые бы выглядели в этой категории более убедительно, чем Начо Дуато. Спектакль Абалихиной взял и «Маску» за «Лучшую работу художника в мир» (Евгений Афонин и Сергей Васильев).

Класс театр оперы и балета, «Королева индейцев»

Ну, а в опере, как и предполагалось, весь урожай наград собрал населенных Пунктов, театр оперы и балета за спектакль «Королева индейцев». Лучшая женская роль » — Надежда Кучер (на мой взгляд, лучше всех была другая номинантка — Джулия Баллок), лучший режиссер — Питер Селларс, лучший дирижер — Теодор Курентзис, ну и лучший спектакль — родился гений покойного Жерара Мортье этот международный проект не может оставить равнодушным никого.

Дмитрий Белосельский ,»Дон Карлос», Большой театр

Среди мужчин награду вручили Дмитрию Белосельскому за исполнение партии Филиппа II в опере «Дон Карлос» на сцене Большого театра. Когда нет явно выраженного певческого лидера, жюри всегда отдает главный приз вокального звезды, а Белосельский сегодня по своему звездному статусу был выше других кандидатов.

Остается любоваться решимость жюри, которое не присудило приз лучшего композитора. А кому понравится, что совет экспертов пытается определить лучший для вас? Дмитрий Курляндский, безусловно, был достоин награды, сегодня в России, один из лидеров музыкального авангарда. Каждый заказанный оперы работа — редкий продукт, достойный всех наград. Но вот к чему приводит неуемное желание специалистов помочь кому-то получить «Маску».

И вообще нынешнее жюри мудро выбралось из ситуации, в которую его загнало решение совета экспертов. Список не будет полным без утешительных призов. Специальный приз присужден дирижеру Дмитрию Волосникову и артистов театра «Новая опера» за музыкальное решение зрелище DIDO. Таким образом, жюри отделило работу дирижера от спектакля в сомнительного качества декорации Юрия Харикова.

Хочу отметить, что Хариков в последнее время своими дурацкими декорациями уничтожил несколько вполне приличных музыкальных спектаклей. Так что театры, наверное, стоит задуматься о том, что живой классик явно не справляется с музыкальным театром.

Два других спецприза носят еще более утешительный характер — балета Мариинского театра за спектакль «Инфра» и спектакле «8 женщин» пермского «Театра-Театра». Интересно, Мариинка уже несколько лет подряд остается без главных призов, но это уже никого даже не удивляет. Ну, а Бориса Мильграма и его художников сложно не заметить, это не первый год, привиты музыкальные формы в драматическом театре, собирая полные залы в Перми, и это хорошая альтернатива для театра Курентзиса, в котором заполняемость зависит от количества привезенных из столицы критиков. Художник по костюмам спектакля «8 женщин» Ирина Белоусова и его сценограф Виктор Шилькрот стали лауреатами в своих категориях профессиональных.

Вот и закончился еще один фестивальный цикл. Победители повесят свои «Золотые маски» на видном месте и содержат этот элемент в своих мемуарах. Все, кто остался без призов, будут высчитывать потенциальных врагов среди членов жюри. Театральный сезон уже на финише, а через полгода мы узнаем имена тех, который должен побороться за награды двадцать второго фестиваля.

Каким он будет, зависит от того, как быстро дирекция фестиваля, наконец, задумается: критика всегда идет только на пользу подобным институциям. И закрывать глаза, заставляя угодных журналистов писать о размерах и профессионализм нынешней дирекции, не лучшим образом.

В такой переломный момент, как и сейчас, «Маска» просто должен думать о своем будущем. Третий десяток жизни фестиваля явно не так безоблачен, как предыдущие два.

Вадим Журавлев. Специально для ClassicalmusicNews.Ru

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ