Лев Шугом: «Ломать – не строить»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Лев Шугом: «Ломать – не строить»

Лев Шугом

На прошлой неделе Лев Шугом покинул свой пост ректора Саратовской консерватории в связи с достижением возраста, определенного законом, – 8 марта исполнилось 70 лет.

Ролики воспоминания

– Лев Исаевич, 70 лет – я верю в эту цифру?

– Было время, когда я думал: «25 лет – это много!». Мне казалось, что это уже такие взрослые годы. После я думал: «Неужели я доживу до XXI века? Это мне уже будет 53!». Но понятие о возрасте меняется. Сейчас уже идет шестнадцатый год нового века.

Не буду врать и говорить, что 70 лет – в таком возрасте. Конечно, подавляющее большая часть лет уже позади. За эти годы много играл, гастролировал, не выпустил один курс студентов, среди которых есть лауреаты, дипломанты, доцентов, кандидатов наук. Работать вообще начал с 15 лет. Но не потому, что семья остро нуждалась. Просто не хотелось сидеть на шее у родителей, иметь свой доход. Я аккомпанировал в разных кругах. Я помню, как сегодня, после получения первой выплаты, поделился с мамой, что кто-то купил дома, но и себе часть оставил – решил, что имею право.

– Чем вам запомнились студенческие годы в Саратовской консерватории?

– В хорошем настроении! Теперь есть минуты, часы, когда ролики воспоминания… Студенческие годы – радостный период, хотя и тогда, конечно, были определенные проблемы (связанные с учебой, взаимоотношениями). Но это молодость, общение, совместные встречи, поездки.

Наш профессор Симон Соломонович Бендицкий прививал нам любовь к гастролям. В таких поездках бывало тяжело: ни сна, рваный график, мы хорошие нервы и хорошее здоровье. Для гастрольной работы подходят далеко не все исполнители. Но мне это было не в тягость. Я объездил почти всю страну, а после – ближнее и дальнее зарубежье. Я играл и в Европе, и в Америке. И, будучи ректором, он старался не забывать о своей основной специальности – художник и педагог. Поэтому в последние годы у меня прошли очень насыщенно. А что касается молодости, то она на то и дана, чтобы потом вспоминать ее с легким чувством!

См. также:Цимбалы и «Солнечное колесо» в Саратове

– Поделитесь одним из своих воспоминаний.

– Интересные случаи были не только в молодости. Я часто возвращаюсь мыслями в свое путешествие в Испанию, где должен был играть с оркестром. Меня посадили играть в одной из комнат. После 30 минут я должен был идти одеваться и выходить на сцену. Пришло время, и я дверь открыть не могу, она заперта снаружи.

Это сейчас я со смехом вспоминаю этот случай, а тогда стресс был очень серьезный. Сидит симфонический оркестр, стоит дирижер, собрался двухтысячный зал, а солист нет! Никто не знает, где я нахожусь, за исключением одного-двух человек, которые посадили меня на фортепиано. Конечно, состояние у меня было заведенное. Я и ручку оторвал, когда дернул дверь изнутри. Но там такие двери, что просто так не откроешь. В конце концов меня нашли, освободили, и он побежал переодеться, а потом на сцену. Случилось это накануне моего предыдущего юбилея, пять лет назад, в Валенсии.

Они тяжело

– О чем вы думаете, наблюдая сегодня за своими учениками?

– Времена изменились, и не в лучшую сторону. Теперь гастрольная жизнь потеряла былую интенсивность и привлекательность даже для исполнителей. Ранее существовали Росконцерт, Госконцерт, Союзконцерт. У них были графики, планы, списки художников. Все ездили на маршруте. А теперь никто не хочет брать исполнителей, нет денег платить. Некоторые предлагают обмен: мы берем ваш, возьмите нашу, Как известно, раньше были спортивные школы бесплатные, товарищи по команде. Вся страна занималась спортом. А сейчас весь спорт коммерческий, то же самое происходит в искусстве.

Исполнители имеют тяжело. Многих прекрасных музыкантов по-прежнему выезжать за границу. Я понимаю, что некоторые люди покидают страну в поисках более высокого уровня жизни и хорошего вознаграждения за свою работу. Но большинство, я уверен, что уезжают только потому, что не находят здесь себе применения. Многие из тех, кто получает образование и идет работать по специальности. И это трагедия. Зачем учился? Для чего государство тратило огромные деньги? Эта тема трудна.

– Новая система образования влияет на качество подготовки студентов?

См. также:В Саратове открылся XX Собиновский музыкальный фестиваль

– Не могла не повлиять. Как известно, апельсины на Северном полюсе не растут. Так, Никита Хрущев хотел везде сажать кукурузу. Что из этого вышло, мы все знаем. То же самое происходит и в сфере образования: этот безоглядный переход на болонскую систему (бакалавр, магистр)… … А ведь в Советском Союзе были лучшие художественного образования, могучая культура, литература, язык. Я говорю об этом с гордостью, а теперь и с сожалением. Если мы не хотим, чтобы все в конечном итоге потерять, необходимы правильные, мудрые решения.

Наверное, не так просто было многое сломать, чтобы вместо того, чтобы строить новые. Как говорил в свое время Виктор Черномырдин, «хотели как лучше, а получилось как всегда». Не хочу выглядеть брюзжащим стариком. Просто слишком свежие проблемы. Все мы болеем за наше образование и культуру. Нужно было прислушиваться ко многим деятелям отечественной науки и искусства, которые призывали тщательно продумать, прежде чем все уничтожить. Ломать – не строить.

– Можно отметить, что значение высшего образования теряется, с тех пор, как это стало массовым?

– Еще больше теряется престиж нашей профессии. Мы с трудом на некоторые специальности мы предоставляем набор в консерваторию. Как и другие вузы, вынуждены какие-то факультета соединить, объединить. Жизнь покажет, на пользу или во вред. Лично я еще несколько лет назад с большой гордостью говорил об открытии трех новых соборов…

Больно это все. Строили-строили, а теперь должны тратить или заморозить на неопределенный срок. Конечно, перемены, реформы необходимы, но нельзя рубить сплеча. Нужно подумать: «А что мы будем иметь через 15-20 лет, если сейчас всем слэш и все позакрываем?».

Время трудное. У консерватории, как и у огромного количества школ, финансовая ситуация сложная. Все эти годы мы получали финансовую поддержку Министерства культуры России. Но появились сложности, а с января текущего года мы не получаем ничего. Наши коллеги из других вузов страны оказались в такой же ситуации. Люди все образованные, все понимаем, ждем.

См. также Анна, которая поетДосье: Лев Шугом

Родился 8 марта 1946 года. в Саратове. Окончил Саратовскую государственную консерваторию им. Л. В. Собинова, ассистентуру-стажировку МГМПИ им. Гнесиных, ФПК при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. Более сорока лет работает на кафедре специального фортепиано, с 2008 до 2016 года – ректор Саратовской консерватории.

«Аиф-Саратов»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ