Гамлет убил Полония

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Гамлет убил Полония

Балет «Гамлет» в большом театре

В Большом театре поставили балет «Гамлет». Зрелище ожидания: знаменитая пара Раду Поклитару — Деклан Донеллан (хореограф — режиссер) памятна балет «Ромео и Джульетта», принесшим на сцене большого театра чужой начале 2000-х прочтение классики. Да, и потом вам обоим постановщикам удачи на ура в России: британец Донеллан стал у нас едва ли не главный специалист по Шекспиру, а киев молдаванин Поклитару вырос до главного хореографа Олимпийских игр в Сочи. Но нынешняя работа, как казалось, не становится рамки обычной дайджест-шоу.

Во-первых, о удачах. Их в основном две: Шекспир рассказал замечательную историю, которая более четырех веков, будоражит глубины страстей и загадок. Второй: Шостакович написал гениальную музыку, по силе ничуть не уступающую пьесам Шекспира.

Идея соединения двух великих «Ш» — отличная и вполне естественная: композитор не только соразмерен драматургу по масштабу мысли и накалу эмоций, но и, очевидно, обращается к нему, сочинив уже трех «Гамлетов» — музыка для две пьесы, Григория Козинцева и в то же знаменитого фильма.

Постановщики может сделать нарезку из всех этих трех «датских принцев», и, может быть, ничего не теряет, но они предпочли более рискованный способ: мы взяли полностью (точнее, почти полностью) две симфонии из числа пик Шостакович: Пятую и Пятнадцатую (без первой части).

Рискованный этот раз, потому что художественная целостность, созданная великим художником, почти ОБЯЗАТЕЛЬНО будет неизмеримо сильнее ее адаптации современных «переводчик» на язык другого искусства. Симфония перетянет ее балетной интерпретации во всех областях. А там, где возникают нестыковки — все будет хорошо организованы. Потому что своя логика Шостакович уже ответил перед Богом и вечностью.

В то время в эту же ловушку попался Борис Эйфман, попытавшись заложить сюжет «Идиота» Достоевского к Шестой симфонии Чайковского. Симфония от этого не страдает, а вот балет выглядел платье, скроенным не по фигуре и натужно, на ней потянулся.

Это правда, что в «Гамлете» во-первых, как эффект и музыкальный ряд более или менее совпадают. Вводная «бахизмы» Пятая симфония — и вырванное из черноты прожектором лицо главного героя… Лирическая тема струнных и семейная идиллия Гамлет-ребенок в отцовском доме, выдержанная в цветовой гамме Чехова (присочиненный постановщиками пролог). Гротескный марш разработке первой части и зла Клавдий (напыщенно-беспокоит героя в генеральском мундире), набег санитаров в больших Гамлет (намек на нацистских врачей-убийц или советских психиатров-карателей?).

Скерцо-лендлер часть вторая — и более сознательными-чинный бал. Мистико-трагическую третья часть — и явление сына призрак отца таким, каким он умер в больничной пижаме. Быстрое начало финала — и интермедия «Мышеловка» (здесь — любительский фильм-фарс, снятый Гамлетом и приветствие их «развлечения» придворной общественности во главе с Клавдием).

Но постепенно разрыв все больше и больше. «Гамлет», сумасшедше кривляющийся прежде чем строить Клавдиевых офицеров — под сокровенно пение его уголки таинственной песни духовых третьей части? Убийство Полония, этой «крысы», по словам Гамлета — под громкий триумф финальных фанфар Пятая симфония?! Это так тонко! И совсем убивает отношения между балетной драмы и музыки, которые, кроме того, хороший дирижер Игорю Дронову было много прессы, в настоящее время — не за счет нот, но за счет живеньких темп, чтобы ноги танцовщиков не было так скучно.

По идее в конце великой симфонии должен был означать и конец участка. Но прошла только половина! И потребовалось еще одно действие, а для него — еще одна симфония, Третья. На этот раз обезглавленная — без первой части. Ну, и в ближайшие три части Шостаковичем так много было сказано о человеке и судьбе, о холоде смерти и равнодушной улыбкой космоса, кого, как маленькие песчинки, как человеческие жизни, просто не заметил…

Но из космичнее загрузки музыки, тем приземленнее речь пересказ постановщиками хрестоматийного сюжета. Да, периодически открывающаяся в условно-природа-заднике ослепительная пустота, куда уходят мертвые герои, — это элемент мистики, но такой дежурный! Способ шут-судьба (в программке это тот самый «бедный Йорик»), во-первых развлекающей ребенок-Гамлет, пестрый зонтик, а в конце того же зонтик символически его и закалывающей, тем не является обязательным!

Да, и в целом хореографическому язык Поклитару, не лишена своеобразной хулиганской милоты, не хватает энергии на большой двухактный спектакль. Рада — как подросток, стебающийся над трагедией, чтобы подавить это стебом слезы. Тем не менее, насколько хорошо вы можете стебаться? Если сначала зритель по-прежнему оценивает этот занятный волапюк из балетных движений и более сознательными повседневных жестов (интересно, например, дуэт Гамлета и Офелии, когда она искренна, а он насмешлив), то в конце концов, в местах, где надо плакать (например, безумие Офелии, многозначительно «списанное» Поклитару от классической «Жизели»), зрители уже начинает похихикивать над неуклюжими дерганьями актриса.

Самое главное в недоумении: зачем было все это нужно, чтобы начать? Для двигателя шедевр, уже пересказанного до вас тысячи раз, стоит шаг, только если вы можете это важные разговоры. Как сделал это, например, Коляда-театр из Екатеринбурга: его недавно показанный в Москве «Гамлет» ВЕСЬ выдержан в духе балагана, и все воспринимается, как огромная «Мышеловка», который проводится уже не Клавдию, а в зале, на всех нас, среди которых есть свои Гамлеты, Клавдия, Офелии… Существенно новый оттенок смысла! Но то, что мы видели сейчас в Большой, мне кажется, не тянет больше, чем долгий краткий пересказ содержания большой трагедией. Катастрофа балетные комиксы по классике.

И тем не менее, премьерный зал на Новой сцене Большого был заполнен, и аплодисменты, оказались достаточно жарко. Несколько раз вызывали и Дениса Савина («Гамлет») и Анастасия Сташкевич (Офелия), и Игорь Цвирко (Лаэрт), и Юрия Клевцова, Анна Балуковой (Клавдий и Гамлет), и Александра Петухова (Полония в)…

Правда, аудитория, по крайней мере, до автора этих строк, не производила впечатление традиционно балетной: некоторые дамы в бриллиантах и кавалеры в дорогих костюмах позволяют себе даже разговоры во время действия на его мобильный телефон. Может, представители спонсорство бизнес-структур? Но и они хлопали в конце активны только. Это тоже можно понять, если это их инвестиции. Да, и историю им рассказали, как ни странно, а может быть, и новый (если люди не знают, как вести себя в театре, где гарантия, что они читали «Гамлета»?). Вот при такой аудитории играть, кажется, будет иметь успех.

Сергей Бирюков, Труд

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ