Андрис Пога закрывал «неделя Ростроповича»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Андрис Пога закрывал «неделя Ростроповича»

Андрис Пога

Андрис Пога — один из самых удивительных дирижеров нашего времени, единственный обладатель Первой премии на престижном дирижерском конкурсе им. Светланова (в остальные годы существования конкурса Первая вообще не вручалась, что говорит об очень высоких требованиях к участникам); несмотря на неожиданный взлет, и прекрасную карьеру, маэстро Пога было почти неизвестно в России, но его вчерашний выход в БЗК с Лозаннским камерным оркестром и солистом Трулсом Морком (норвежский виолончелист) еще раз подчеркнул высокий класс этого светлого и — в хорошем смысле — оригинального дирижера.

Пога уверенный, спокойный, естественный, на самом деле, он родился в номер профессии; аудитория была очарована «несочетаемым дуэт» элегантного и легкого в игре Морка из крепкой и жесткой энергетикой маэстро Пога. В программе был Первый концерт Шостаковича для виолончели с оркестром и Симфония № 4 «Итальянская» Феликса Мендельсона…

От контакта дирижера с оркестром вытекает очень много, если не сказать: неоднократно слышал, что «оркестре удобно находится в руках Андриса», может дать понять, что, принимая на себя всю ответственность за исполняемый опус, одновременно открывает свободу каждому оркестранту, что было ярко продемонстрировано в симфонии Мендельсона.

Пога всегда убедителен, оставляя, однако, общество «открытый конец» в смысле, когда с мендельсоновского покое возникают какие-то неожиданные современные и динамичные ритмы, и это на материале, написанным почти 200 лет назад!

«Был воскресный день,

— писал Мендельсон, который живет в восторге от путешествия по Италии в 1830 году, —

со всех сторон куда-то шли люди с цветами, разодетые в пестрые северные костюмы; рядом летели кабриолеты, тем не менее, многие люди ехали в церковь на ослах; кто-то не ехал никуда — на станциях ящиков постоянно встречались группы праздных гуляк в самых невероятно-ленивых позах…».

За последний сальтареллу (известный итальянский танец, вплетенный Мендельсоном в ткань симфонии) Пога, держа в напряжении публику, подбирается к кульминации — менее в форме, и очень светлой, в самом деле… Браво, Андрис!

С Андрисом (Главным дирижером Национального симфонического оркестра Латвии) недавно пересекались в Европе, где в разговоре поднимали различные актуальные темы, в том числе, о переориентации знаменитом парижском зале «Плейель» (о чем думают многие музыканты) из академической музыки-французский шансон и поп-музыки, и одновременное открытие новой элегантном зале филармонии в одном из рабочих районов Парижа.

«Это такой европейский мейнстрим. Новые концертные залы стараются открывать в тех местах, где культуры никогда ранее не было. В порту Гамбурга, например, тоже создали новый зал… этакие деградировавшие районы, где не очень приятно быть в организации экскурсий, но как иначе эти области развивать?.. Новая культурная инфраструктура-это всегда очень важна»

— говорит маэстро Пога.

— Как тебе мое основное место работы — Национальный оркестр Латвии?

— Я там главный дирижер с ноября 2013 года. Об оркестре я должен заботиться каждый день. И не только привести определенное количество концертов, но и все время планировать, думать — каких дирижеров пригласить, каких солистов, какой репертуар… это очень интересно для меня, тем более, что Латвия — моя страна, и быть лучшим в своем оркестре — это проявление патриотизма. Это важно. Но, кроме латышского, я борюсь со многими другими хорошими оркестрами Европы, Америки, Азии: сейчас уже верстается сезоне 2016-17 году.

— Говорят, что для европейских оркестров наступили тяжелые времена (особенно в Голландии), — расходы на культуру сокращаются…

— Бюджет, действительно, сокращаются. Кризис 2009 года и так подкорректировал музыкальный рынок, а сейчас ситуация только ухудшается. Оркестра не могут выжить без дотаций из бюджета, а значит, становятся очень уязвимыми в момент финансового кризиса. Приведу слова известного венгерского дирижера Яна Фишера, который вообще считает, что «классическая форма симфонического оркестра, которую мы знаем более 150 лет (с середины XIX века), в ближайшее время (5-10 лет) будет меняться». Как это будет — пока не понимаем. Но ясно одно: мы должны быть открыты для новых форм, несмотря на, казалось бы, что оркестр, как таковой, — это очень консервативная субстанция. Но эта модель изменится, и не понимать, что это невозможно…

— Можно ли предположить, что канут в Лету постоянно оркестра, а им на смену придут некоторые составляющие, фестивальные?

— Я так не думаю, потому что это большие постоянные оркестра поддерживают традиции, держат репертуар… другое дело, им нужно думать, как адаптироваться в современной высокотехнологичной среде. Ведь молодое поколение видит, что существующие музыкальные формы, в несколько другом качестве. Это большая загадка — как оркестра войдут в новую реальность.

— Как живуча система виртуальных залов, когда отдельные концерты можно смотреть в онлайн-трансляции на планшете или в зале для завтраков?

— Это очень верное направление, причем первая здесь была Берлинская филармония, которая открыла виртуальный номер. Сейчас очень много делать прямые трансляции с хорошим звуком, а за этим-будущее. Но все равно планшет не в состоянии передать ауру больших концертных залов мира… которые, я уверен, переживут не только наше поколение.

Ян Смирницкий, Виктория Рубина, «Московский комсомолец»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ