Упоительный Россини

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Упоительный Россини

Репетиция оперы «Путешествие в Реймс» в Большом театре. Фото Кирилл Каллиников/РИА новости

Во время «Путешествия в Реймс» Большой театр завоевал несколько вокальных вершин.

«Но уже темнеет вечер синий, пора нам в оперу быстро: там упоительный Россини, Европы баловень — Орфей…» Теперь гости Большого театра могут повторить эти строки вслед за а. с. Пушкина.

В ГАБТ вернулось оперное творчество итальянского автора, причем в лице самого «европейского» его произведения — «Путешествие в Реймс».

Сейчас бы его назвали государственным заказом. Будучи одним из директоров оперы Джоаккино Россини получил распоряжение сопровождать коронацию Карла X в соборе в Реймсе соответствующую музыку. Она имела завершения официальных церемоний с участием европейских монархов и должна плавно перетечь в банкет. Так, в конце концов, случилось, а затем «корона» опера была забыта.

В конце 1970-х годов ее обнаружили в архивах, в 1984 году Клаудио Аббадо исполнил «Путешествие» в Вене.

В «нулевых» опера появилась в России, в том числе благодаря Тугану Сохиеву — нынешний музыкальный руководитель ГАБТа поставил ее с участниками Академии молодых певцов Мариинского театра.

В Большом Сохиев представил концерт вариант — то есть, опубликовал оркестр, хор и почти два десятка солистов на Исторической сцене.

Отдельные признаки вмешательства режиссера Алексея Франдетти, впрочем, имеются. Тут и там расставлены чемоданы и саквояжи различных размеров и цветов — есть где посидеть отдыхающим от вокала певцов.

Дирижер Сохиев тоже выходит к оркестру с чемоданом, достает два увесистых тома и кладет их на пульт. Аудитория скажет: сколько длится действие? По современным меркам, много — три часа. Но Сохиев в счет не заглядывает, приводит на память.

Певцы также не привязан к пюпитрам — жестикулируют, общаются друг с другом и обществом. Кто-то даже играет: торжественно-парадно — дар, что истец обязуется — выполнять этот мюзикл бурлеск невозможно.

28 мая 1825 г., Франция, курорт «Золотая лилия». Высоко гости со всей Европы, в том числе и русский граф именем Либенскофф (говорили, что прототипом этого персонажа был император Александр I), собираются в Реймс на церемонию коронации Карла X Французского.

Однако, свободных лошадей нет и не предвидится. И тогда гости, устраивают местные праздники, заочно приветствуя нового монарха мелодии своих стран. А до этого — флирт, интриги, ссоры, одеваться, и, конечно, поют, завоевывая все новые и новые вокальные высоты. В этой трудной Gran Pezzo Concertato для четырнадцати голосов a capella. Этакий пели Эверест.

«Мы очень рады, чтобы вернуться к Россини. Зритель, не хватает его музыки, полной энергии, положительных эмоций. А певцы получают огромное удовольствие от пения россиниевских колоратур, удивительной ансамблевого исполнения»,

— сказал Туган Сохиев.

Установка главного театра России на приоритет национальных певцов в этом случае нарушены. У нас не принято, чтобы специализироваться на отдельных композиторах, универсализм лучше: те же Ольга Селиверстова, Светлана Москаленко или Игорь Головатенко, достойно выступающий в «Путешествия», завтра могут петь, скажем, Чайковского или Прокофьева.

Однако есть авторы, к которым музыку для достижения полного блеска надо привыкнуть, не отвлекаясь. Россини — из их числа. Поэтому первую скрипку в таких постановках играют специалисты-россинисты.

Такие, как британский тенор Джон Осборн в роли российского графа и обладательница колоратурного меццо-итальянка Марианна Пиццолато в роли его возлюбленной — польской аристократки. Уже из-за их арии и дуэта можно спешить на эту оперу. В то же время и по достоинству оценить усилия маэстро Сохиева, добившегося от оркестра россиниевской легкости, а из солистов — умение слушать товарищей, как самих себя.

Марина Иванова, «Известия»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ