Юрий Башмет: «Оркестр – учебник жизни, потому что нужно соответствовать, проявлять себя»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Юрий Башмет: «Оркестр – учебник жизни, потому что нужно соответствовать, проявлять себя»

Юрий Башмет. Фото – Антон Тушин

Известный музыкант и дирижер рассказал о программе зимнего международного фестиваля искусств, открывающегося в Сочи, о совместных проектах с рокерами и драматическими артистами и о магии классической музыки.

– Юрий Абрамович, в чем особенность нынешнего фестиваля?

– На нем будет представлено все лучшее, что было за 10 лет, и прозвучат две мировые премьеры концерта для альта: над одной из них работал молодой автор Кузьма Бодров, над другой – японский композитор Ацухико Гондаян.

Будет отдельная премьера спектакля «Севильский цирюльник» в постановке Виктора Крамера, режиссера который поставил спектакль «Не покидай свою планету» с Хабенским. Трудно назвать эту постановку классической оперой. 13-метровые декорации в конце спектакля начнут производить настоящее сухое красное вино, которое мы будем раздавать зрителям. И еще мы уделим внимание образовательным проектам.

– 9 февраля вы получили правительственную премию в области культуры за прошлый год. Вас наградили и за то, что вы создали первый в истории нашей страны Всероссийский юношеский симфонический оркестр, который выступал на закрытии Олимпиады. Возьмете ли его на фестиваль?

– Конечно. Он будет выступать на закрытии фестиваля. Оркестр – дорогое удовольствие. И ответственное. Он не может быть постоянно действующим коллективом, потому что там играют ребята в возрасте от 10 до 22 лет. И не всех могут отпустить из школ, училищ.

С другой стороны, родители и учителя мечтают, чтобы их дети играли в таком оркестре. Если ребенок чем-то увлечен, он быстрее приобретет профессию. И, кроме того, оркестр – учебник жизни, потому что нужно соответствовать, проявлять себя, понимать, что твоя роль не просто сопутствующая, но активная.

Мы проводим прослушивания почти в каждом российском городе. В этом году канал «Культура» записывал наши отборы и собирается сделать сериал о прослушиваниях в каждом городе.

– Наверное, попадается немало ребят с амбициями. В России слово «амбиции» имеет негативный оттенок, за рубежом, наоборот, положительный. А для вас оно какое?

– Скорее, положительное. Если бы у меня не было амбиций, я бы никогда не смог решиться играть на альте сольно, как в России, так и в других странах. До меня не было подобных концертов в Большом зале Московской консерватории или Санкт-Петербургской филармонии.

– Знаю, что ваш альт создал легендарный итальянский мастер Паоло Тесторе, который в свое время делал скрипки для Моцарта. Как инструмент попал к вам?

– В 1971 году, когда я учился на первом курсе консерватории, профессор Борисовский говорил мне: «Тебе нужен хороший инструмент. Ищи». И однажды мне приснился сон. Я стою на сцене и играю на прекрасном инструменте, чувствую его тембр, и вижу в зале двух женщин. Одна другой шепотом говорит: «Ах, какой инструмент!» А вторая кивает.

Я проснулся в общежитии консерватории на Малой Грузинской и отправился завтракать. В буфете меня дожидалась записка. Профессор Борисовский просил срочно ему перезвонить. Когда я набрал его номер, услышал: «Приезжай! Твой итальяшка тебя ждет». С альтом у нас до сих пор душевный союз.

– Вы позвали на фестиваль Диану Арбенину. Сергей Шнуров пел под ваш аккомпанемент. Чем вам интересны рок-музыканты?

– Ну, еще мне интересен актер Константин Хабенский. Наш общий спектакль «Не покидай свою планету» по мотивам «Маленького принца» Сент-Экзюпери торжественно марширует по российским городам и, кстати, на фестивале тоже будет показан.

Шнуров и Арбенина – потрясающе талантливые люди. Их искусство привлекает тысячи зрителей. За тем, как они поют, говорят, интересно наблюдать. А симфонический оркестр – мощная краска к их выступлениям.

– Экономический кризис не ощущаете?

– Кризис есть всегда. О нем лишь официально объявляют. Но есть такое выражение: «кризис в голове». Все зависит от того, как воспринимаешь происходящее. Возьмем нас, музыкантов. Для чего мы выходим на сцену? Заработать или донести до зрителей что-то важное?

Если мы преследуем вторую цель, то от того, что станет меньше бюджет, хуже выступать мы не станем. Вне зависимости от обстоятельств, нужно честно выполнять свое дело. И не быть безразличным к нему.

– Стрессовых ситуаций хватает, а классическая музыка, как известно, лечит. Какие произведения порекомендуете для того, чтобы восстановить душевное равновесие, и, наоборот, для бодрости духа?

– Все зависит от сиюминутного состояния. Вот Моцарт. Он для бодрости или для равновесия?! Или для сострадания и размышления?! Конечно, для меня, как, я уверен, и для каждого, классическая музыка – это огромные миры, куда можно погрузиться с любыми проблемами: радостью, печалью, желанием быть услышанным, надеждой. И ты многое по-настоящему поймешь и переосмыслишь.

В этом и заключается главная сила искусства в принципе и классической музыки, прежде всего. Чистая эмоция, направленная прямо в сердце.

Евгения Заболотских, “Гудок”

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ