Супруга Сергея Рахманинова раскрыла семейную тайну лишь перед смертью

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Супруга Сергея Рахманинова раскрыла семейную тайну лишь перед смертью

«Тройственный союз»: бас Федор Шаляпин (в центре) симпатизировал и жены композитора, и самому Сергею Рахманинову (справа). Фото из семейного архива Александра Рахманинова

Александр Рахманинов впервые согласился рассказать о неизвестных страницах жизни своего деда.

Сеансы «гипноза»

– О моем дедушке Сергее Васильевиче в музыкальной среде сложилось очень плохое мнение. Говорят, что композитор был тяжелый, мрачный характер. В самом деле, в семье сохранились воспоминания, что он был очень веселый, любил шутить, делать шалости.

Как это ближайший его друг, знаменитый бас Федор Иванович Шаляпин, попросил Рахманинова написать для него камерное сочинение. Композитор согласился с таинственной улыбкой. Был электрический концерт певца. Шаляпин, держа в руках, как он думал, ноты уже известных ему репетициям нового сочинения, он был готов к премьерному исполнению. Рахманинов сам сел у двери в последнем ряду…

Шаляпин начал петь, и запнулся – не хватило дыхания. Он извинился перед аудиторией. Второй раз – то же самое… А в третий раз знаменитый певец схватил стул и в ярости ударил ею об пол. Оказалось, что для возникновения нот Шаляпина Сергей Васильевич потихоньку «всунул» ноту, которую великий бас известно, что он не мог принять. Мой дед выбежал из зала и смеялся полчаса.

…Три месяца, друзья не разговаривали, но потом, конечно, помирились. У них были удивительно близкие отношения, как постоянно подтрунивали друг над другом. Федор Иванович любя называл Сергея Васильевича «ты моя татарская морда», зная о татарских корнях старого дворянского рода Рахманиновых.

Еще одно неверное мнение: это касается длительной меланхолии, которой якобы страдал композитор. Как ни странно, слух об этом распространил жена Мастера, моя бабушка, Наталья Александровна. Она сделала это намеренно…

За шесть месяцев перед смертью она позвала меня и сказала:

«Я хочу освободить свою душу от греха, и я скажу тебе правду… Но при одном условии – что к 2000 году (то есть почти через 50 лет. – А. Р.) не говори никому о моей исповеди…»

Сергею Рахманинову было всего 22 года, когда он написал свою Первую симфонию. Тогда я не мог предположить, что ее судьба будет столь тернистой. Во время первого ее исполнения дирижер Александр Глазунов, как известно, не в состоянии встать после пилота в нетрезвом состоянии управлял оркестром соответствующе. Но что самое главное – совершенно не понял глубины и масштаба произведения, написанного таким, молодой человек… Как результат – поражение писания…

См. также:Гидон Кремер: «Играть музыку как нечто отвлеченное, увы, нельзя»

Для Сергея Васильевича это было настоящим шоком. В течение трех лет после этой неудачи он не мог ничего писать – меланхолия лишила его творческих сил. Семья невесты (на тот момент он уже был официальным женихом Натальи Сатиной, которая приходилась ему двоюродной сестрой) она бросилась на помощь Сергей.

Рахманинов согласился обратиться к известному московскому врачу Николаю Далю, которого ему рекомендует, чтобы родственники. Наталья не могла даже предположить, чем обернутся в их будущей семейной жизни с Сергеем эти несколько сеансов «гипноза». Ведь у доктора была красавица-дочь…

Постепенно силы и вдохновение возвращались к композитора. Он пишет Второй концерт, который стал известен по всему миру. Однако, не посвящает его ни невеста, ни ее семья, ни Николаю Далю. Наталья чувствовала, что за частыми поездками Сергея в доме врача лежит отнюдь не забота о здоровье.

Тяжело переживает, что концерт посвящен не ей. И буквально за несколько минут до первого публичного исполнения произведения, зная, в каком чрезвычайно напряженном состоянии пребывает Сергей (уже пережил тяжелый провал Первой симфонии), моя бабушка требует изменить посвящение и посвятить Второй концерт доктор Георгинов, чтобы, таким образом, навсегда скрыть имя соперницы. Она сказала:

«Ты дал слово жениться на мне. Если вы не измените посвящение – я не согласен с твоей женой».

Рахманинов сдержал слово дворянина, и молодые были обвенчаны в военной церкви.

Помимо глубокого сердца привязанности к Наталье Сергей всю свою жизнь остался благодарен ее матери, тетке – Варваре Сатиной (сестры отца), в доме которой я нашел тепло и любовь.

Дело в том, что отец мальчика, мой прадед Андрей васильевич Рахманинов, спустил все приданое жены в карточных играх, он вышел из дома, оставив жену с детьми в абсолютной нищете. Московская семья Сергея, генерал Сатин, его жена и дочери приняли мальчика в семью, как родного, и тем самым спасли его от нищенского существования.

См. также:»Театр стал, как в борделе…»Букет сирени

Любимая кузина Наталья Александровна обожала Сергея и прощала его насмешки: «Черная, как галка, худая, как палка, мне тебя жалко, девка-Наталка». Она боготворила этого высокого, благородного внешнего вида, а главное – Богом отмеченного юношу. И стала Рахманинову женой, матерью их двоих детей.

Духовная красота и духовное величие этой женщины заслуживают отдельного разговора. Истинный смысл визитов Сергея к врачу Далю решил скрыть навеки. И появилась созданная ею легенда о долгой меланхолии композитора.

О том, какие страсти кипели в душе этой сдержанной женщины, можно было только догадываться. Семья Сергея и Натальи Рахманиновых внешне она выглядела идеально. Однако мы оба знали, что после каждого концерта-музыка в его художественном будет ждать букет белой сирени от другой женщины. Наталья никогда не произнесла ни слова упрека и не выяснили отношения с мужем.

Отец Сергей Васильевич был очень нежный и заботливый. Сохранились кинокадры, сделанные в США, Швейцарии и Франции, его игры с дочерьми Ириной (старшая) и Татьяной (моей мамой), его искренний смех, нежные взгляды…

Татьяну он ласково называл Тутушок, Тутунька, Туки. Наша семья во время войны остался во Франции – моя мать категорически отказалась уехать со мной в благополучный Нью-Йорке, потому что отец был на фронте. Через Красный Крест Сергей и Наталья Рахманиновы при каждом удобном случае передавали короткие письма, где дед спрашивал: есть ли в семье деньги?… не очень ли Таня устала?…

Каждое из его писем заканчивалось словами: «Христос с Вами, мои Дорогие. Я Люблю Вас!» Все эти письма Сергея Васильевича и Натальи Александровны бережно хранятся в нашем семейном архиве. Рахманинов тяжело переживал расставание с Родиной, а когда оказалась в пучине войны – известно, какую огромную помощь он оказывал и в армии, и третьим в России. Он очень глубоко и искренне любил Россию, свою Отчизну, но терпеть не мог советский строй и его лидеров.

См. также:Главные изобретения в классической музыке

Сергей Васильевич очень много курил, практически не выпускал изо рта сигарету. И заболел раком. Последние месяцы жизни он провел в Калифорнии. Наталья Александровна и Ирина были рядом.

Уход из жизни был очень тяжелый. Сергей Васильевич шепотом спросил: «Ты меня слышишь? На улице играют в свою «всенощную»…» В этот трагический момент тихо открылась дверь в спальню, на кровати теряющего последние силы композитора подошла еще одна женщина, которая срочно отправила шофера, сама Наталья Александровна.

И не произнеся ни звука, она жестом приказала ей подойти ближе к кровати, указывая на место рядом с собой. Через мгновение жизнь покинула великого Сергея Рахманинова…

«Аргументы и факты»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ