«Не сдаваться до тех пор, пока не окажусь на сцене!»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

«Не сдаваться до тех пор, пока не окажусь на сцене!»

Фестиваль «Возвращение»

Участники ХХ юбилейного Фестиваля камерной музыки «Возвращение» рассказывают о том, что ждет слушателей.

20 лет назад выпускниками Центральной музыкальной школы и Московской средней специальной музыкальной школы имени Гнесиных, разъехавшиеся в студию, кто, где, встретились в праздник новый год и решили совместить приятное с полезным – встретиться, поговорить и воспроизведение музыки.

Так родился фестиваль «Возвращение», который всегда проходит в начале января. Его участники уже давно превратились из молодых талантов в музыкантов с международным признанием, а сам фестиваль – одно из самых ожидаемых событий столичного сезона, и, конечно, главный форум камерной музыки в Москве.

Юбилейные концерты «Возвращение» пройдет в Рахманиновском зале Московской консерватории 9, 11, 13 и 15 января.

Четыре программы, каждая из которых объединена одной тематикой, – непрерывная формат фестиваля, нарушавшийся только один раз – по случаю десятилетия. Темы и их воплощение всегда нетривиальны, непредсказуемым, и эта запатентованная функция «Возвращение», пожалуй, главный магнит для любителей музыки.

Где еще в один вечер вы услышите удивительный микст из хитов и раритетов ференца Листа, Альберта Русселя, Леоша Яначека, Сергея Невского, Иоганнеса Брамса, приправленных вальсом «Амурские волны» Макса Кюсса?

Да и это имеет отношение к «Амурские волны»? Но такие программные задачки решать удовольствие, как и слушать качественную музыку камерной музыки в отличном исполнении «репатриантов».

Темы XX фестиваля – «Муки любви», «Закат», «Эпитафии» и традиционный «Концерт по заявке». Мы попросили художников и авторов представить песни, которые прозвучат на «Возвращении».

9 января – «Муки любви»

Сергей Невский (композитор)

«Политика любви», фрагменты цикла (2013)

«Политика Любви», написанные в книге фольклориста Сергей Борисов «Рукописный девичий рассказ», выпущенной издательством ОГИ в 2002 году. Это встреча анонимных историй о любви, которые, до появления Вконтакте-и Facebook – советские школьницы были записаны в альбомы. Это реальные истории, городской фольклор 70-х и 80-х годов.

Рассказы делятся на три группы: истории со счастливым результатом, истории, заканчивающийся смертью одного из героев и истории, заканчивающийся смертью обоих героев. Части называются «Любит», «Не любит», «не Любит», «Конечно, любит» и так далее. Всего в цикле 8 частей, и он построен по принципу барочной сюиты, то есть для лучшего контраста.

Эта вещь допускает элемент юмора и театральности. Я проводил тестовые показы от студентки колледжа, и когда 16-летние девушки смеялись, особенно на каких-то трагических местах, мне понравилось, потому что там можно и нужно смеяться.

Сочинение написано в 2013 году по заказу норвежского апартаментов ajo команды и с тех пор, как мне исполнилось 17 раз различными ансамблями в разных странах. Инициаторами заказа были аккордеонист Сергей Чирков и российская певица Наталья Пшеничникова.

В концерте 9-го января, будут осуществлены 4 части, которые могут существовать как человек миницикл.

11 января – «Закат»

Мария Алиханова (флейта)

Тристан Мюрай, «Трез couleurs du soleil couchant («Тринадцать цветов заходящего солнца») для флейты, кларнета, фортепиано, скрипки и виолончели (1978)

Первое, что хочу сказать про этого искусства, может выглядеть очень – очень красивая. Хотя понятие «красивая» часто сознательно избегают в современной музыке, в том числе и ее создатели, боясь, как бы, не дай бог, не подумали, что это мило, хорошо.

Но меня, как исполнителя, искусства, чувствующему ее изнутри, важна именно красота – красота звуков и их трансформации, от рождения до так называемого «искажения», хотя слово «искажение» не очень подходит для этой музыки. Сам Тристан Мюрай говорит об использовании техники, не для новостей, а для самовыражения, для него внутренняя форма звука важнее внешней.

Каждая из 13 части искусства, названной именем цвета. В музыке этот цвет, как будто убитый горем, рухнет, и мы входим внутрь цвета, глядя на закат. Каждый следующий фрагмент держит за предыдущий, цвета плавно переходят один в другой.

Потому что что такое spd композиция? Это исследование звучания с его характерными особенностями, а строительным материалом служат обертоны конкретного звука (которые могут быть получены с помощью компьютера или на слух), а ритм рождается из акустических биений.

В моем исполнительским чувствует, как эта музыка является прямым продолжением французского импрессионизма. Влияние визуализации столь же характерный для импрессионистов, и спектралистов – «солнце» Мюрая и «Восход солнца» Моне.

Погружаясь в глубину тембров, в прекрасное звучание традиционных инструментов, стараясь передать в звуках краски солнечных лучей, в результате я чувствую и слышу то, что напоминает мне мои ощущения в Соната для флейты, альта и арфы Дебюсси. Ведь именно Дебюсси можно назвать первым спектралистом: он взял эти три инструмента по принципу сходства гармоник звука и, в действительности, построил первый аналоговый синтезатор.

Роман Минц (скрипка), инициатор и арт-директор фестиваля

Франц Шуберт, Трио ми-бемоль мажор для фортепиано, скрипки и виолончели op. 100 (1827)

Это произведение написаны смертельно больным человеком. Шуберт написал его вскоре после смерти Бетховена, которую он пережил только на год и переклички с музыкой которого, конечно, слышно в Трио.

Трио при жизни Шуберта был завершен, один-единственный раз в публичном концерте, после чего композитор сделал в нем банкнот. Даже с разрезами композиция длится более 40 минут, но у меня сложилось впечатление, что оно.

С длиной, музыки наполнения Трио практически не отличается от четырехчастной симфонии, просто написано для трех инструментов. Кроме того, в романтическую эпоху время ощущалось по-другому.

Вторая часть Трио основан на шведской народной песне, которую Шуберт слышал незадолго до этого в исполнении Исаака Альберта Берга. Он любил слушать этого шведского певца в домашних концертах, искал с ним встреч и всегда интересовался, на вечеринке или Berg – если да, то обязательно пришел сам.

Песня называется «Смотри, солнце садится», в ней говорится о закате и о прощании. Ее тема является основной второй части и возвращается в финале. Потому что Трио – это одно из последних произведений Шуберта, имеет отношение к теме запада, и это в прямом и переносном смысле. И несмотря на то, что это огромная работа с огромной палитрой разных настроений заканчивается в тональности до мажор, это по-прежнему оставляет щемящее чувство одиночества.

13 января – «Эпитафии»

Максим Рысанов (альт)

Сергей Ахунов, «Квинтет памяти «Музыка» для скрипки, альта, виолончели, контрабаса и фортепиано (2014)

Одним из произведений, в исполнении которых я приму участие, будет «Квинтет памяти музыканта» Сергея Ахунова. Это сочинение я буду работать в первый раз, но оно было одним из первых и сильных впечатлений от музыки этого композитора.

Однажды я был в гостях у Сергея, а он, после завершения работы над совсем еще свежую искусством «Лесной царь», поставил запись Квинтета. С тех пор я хотел его сыграть, но не удалось. Современную музыку часто боятся включать в программы, и Квинтет с успехом подошел к теме третьего концерта фестиваля – «Эпитафии».

Здесь не имеет значения, какую музыку вы играете – старую или новую. Здесь музыка и идея неразделимы, просто они должны вписываться в рамки правил игры, придуманной руководителями темы.

Дмитрий Булгаков (гобой), инициатор и арт-директор фестиваля

Витольд Лютославский, «Эпитафия» для гобоя и фортепиано (1979)

«Эпитафия» для гобоя и фортепиано написана Лютославским на заказ гобоиста Джанет Крекстон в память о ее муже, пианисте Алан Ричардсоне. Джанет впервые исполнила «Эпитафию» в 1980 году в Лондоне.

Всего в 5 минутах музыки. Только одна свободная тема, проходя припев, и внезапно врывающиеся ударов быстрых пассажей. Контраст отрешенной скорби, интимной и безумной, оглушающей.

Звук получается пронзительный и красивый – и в шепота и крика.

Для творчества Лютославского это произведение во многом стало поворотным моментом. Через 10 лет композитор писал, что нашел в «Эпитафии» то, что я искал в течение многих лет.

15 января – «Концерт по заявкам»

Кристина Блаумане (виолончель)

Петерис Васкс, Plainscapes для фортепиано, скрипки и виолончели (2002)

Петерис Васкс сыграл в моей творческой жизни большую роль, много играла его музыку, в том числе «Книгу» для виолончели соло, принимала участие в исполнении произведений для оркестра. И всегда его сильная, эмоциональная и медитативная музыка давала огромную, почти гипнотическое впечатление.

Произведение «Plainscapes» в оригинале написано для скрипки, виолончели и хора. Позже композитор сделал его версию в трио. «Plainscapes» («Обычный»), пожалуй, один из лучших музыкальных воплощений литовской природы, которую Петерис Васкс – человек, с которым я имела честь работать и общаться, просто обожает. Каждая его нота дышит природой Латвии, и я не знаю композитора более «латвийского», чем Васкс.

В мире, который стоит на пороге экологической катастрофы, человек ищет равновесия и спасение вдали от городского шума и суеты и политических конфликтов. Часть музыки в этой пьесе, тишина.

Из нее рождается медитативное начало, которое постепенно набирает силу, становится огромным, как горизонт – так возникает образ бесконечной равнины. Солнце встает, птицы поют – с помощью техники, алеаторики, Васкс воспроизводит в музыке чудо пробуждения природы. Потом все постепенно стихает и уходит в тишине. Все движется по кругу: так каждый год природа умирает, чтобы возродиться вновь.

Филипп Чижевский (дирижер)

Игорь Стравинский, Месса для смешанного хора и оркестра духовых инструментов (1948)

Стравинский не ожидал, что его духовные сочинения будут исполняться в храмах. «Месса» не является исключением, ее премьера состоялась в 1948 году в театре «Ла Скала».

Для Стравинского не столько важно было создать духовное сочинение, сколько воспроизвести жанровую и стилевую модель. «Месса» написана в русле неоклассицизма, но не вкладывает в это узкое понятие, ограничивающие нас одной эпохи: ее лучше было бы назвать нео-ренессанса, неосредневековой и даже неофольклорной.

Грузинские мотивы, которые здесь сильно повлияли на язык Стравинского, можно связать с его интересом мелизматике монтевердиевског о роде, потому что на всю старую музыку, фольклор – старые песни, в том числе и восточные, – оказали большое влияние.

Как всегда, Стравинскому очень интересный ритм. В «Мессе» — это удивительный способ играть с акцентами, неожиданно меняет акценты в словах – это то, что идет от фольклора, иногда так и представляешь себе этих горцев.

Музыка здесь интересно, в соответствии с временем реального времени, это очень лаконично: «Месса» или «Requiem Canticles» звучат в районе 17 минут, но кажется, что гораздо дольше. То же самое с «Реквиемом» Лигети: занимает 25 минут, а вы живете как будто весь «Парсифаль».

Стравинский в «Массы» не только показал наличие стиля, знание эпохи и ее прав. Он ко всему относился с известной долей иронии, и мне кажется, духовная музыка – не является исключением. Чем больше «ты» в «Массы», тем больше замечаешь нарочитых диссонансов, «фальшивизмов», разбросаны по партитуре. Стравинский троллил всех, но троллил по-доброму.

Лев Маркиз (дирижер)

Рихард Вагнер — «Зигфрид-идиллия» для флейты, гобоя, двух кларнетов, фагота, двух валторн, трубы и струнного квинтета (1870)

Мой внук в детстве был ярым «вагнерианцем» и девяти лет от роду он стал самым молодым членом «оперы общества» в Лондоне (Guinness!!). Мы часто сиживали перед камином моего французского дома и с песнями в руках, слушал оперы Вагнера. Бен знал все мельчайшие детали сложных сцен и упорно посвящал в них меня.

Единственным облегчением (когда уже в конце концов запутывался) были чисто инструментальные фрагменты, такие, как «Зигфрид-идиллия» – в конце концов, был освобожден от сюжета «спагетти» и мог спокойно наслаждаться Музыкой!

Со временем внук перекинулся на Верди, Россини и Моцарта, а я на всю жизнь остался привязан к этой великолепной «бессловесным островах» немецкого Гиганта…

Оригинал «Комфорт» написана для 13-ти инструментов – пяти строк и восьми ветров, что оправдывает мое участие в «Возвращении» в качестве скромного «регулировщика», хотя не сомневаюсь, знаменитые музыканты, участники «Возвращения», может прекрасно обойтись без их участия!

Просьба – не сдавайтесь до тех пор, пока не окажусь на сцене!!

Наталья Сурнина, «Независимая газета»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ