Мастер на все ноты. Умер Николай Гедда

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Мастер на все ноты. Умер Николай Гедда

Николай Гедда. Фотографии Халтоне-Deutsch Collection/CORBIS/Corbis via Getty Images

В своем доме недалеко от Лозанны скончался шведский оперный певец Николай Гедда. Легендарный тенору был 91 год.

Гедда — один из тех, кто составил славу мировой оперной сцены второй половины XX века, определяя уровень и направление развития истории оперного искусства.

Его большой репертуар, прекрасный голос, безупречная честность сценических образов и вокальная культура, сделали его не только мировой звездой, но образцом благородства, утонченность, искренность и красота современной оперы и камерного пения.

Карьера Гедды, начиная с начала пятидесятых годов дебютом на сцене Шведской королевской оперы, развивалась быстро. Сначала Самозванец в «Борисе Годунове», записанным с управлением Исая Добровейна.

В след за этим — Дон Оттавио в «Дон Жуан» в театре «Ла Скала» с Гербертом фон Караяном, где Гедде сопутствовал феноменальный успех, и еще раз партия в трилогии Карла Орфа «Триумфы» на той же сцене. Уже с 1957 года стал одним из самых известных артистов на сцене «Метрополитен-опера», где за четверть века пел почти три десятка ролей.

О широте репертуарного диапазона Гедды можно оценивать на основе короткого списка партий, спетых певцом на нью-йоркской сцене. Среди них — Гофман в «Сказках Гофмана» Оффенбаха, Герцог в «Риголетто», Эльвино в «Сомнамбуле», Эдгара в «Лючии ди Ламмермур», вагнеровский Лоэнгрин, Герман и Ленский Чайковского, Гуно Фауст.

Свободно говорит на семи языках, включая русский (не только благодаря русским корням его отца, его отчима Михаила Устинова, но также и потому, что в течение всей карьеры Гедда много занимался с российскими учителями, особенно ценив, по его собственным словам, занятия с учеником Маттиа Баттистини Полиной Новиковой), остался в истории одним из тех немногих художников, для которых не существует стилистических ограничений.

В ходе своей карьеры Гедда мог стать для слушателей таким же непревзойденным моцартовским певец, как и безупречным исполнителем музыки Пуччини, Верди, Массне, Чайковского, Россини, Шуберта, Джан-Карло Менотти, Самуэля Барбера, русской и немецкой камерной лирики, и даже православных церковных песнопений.

На вопросы о природе своего таланта, Гедда всегда отвечал, что у него голос от Бога. Но не скрывал и других источников и причин их успеха:

«Особенности художника мог унаследовать от деда по материнской линии. Сам я всегда считал голос, как что-то, чем нужно руководствоваться. Поэтому я всегда старался заботиться о нем, развивать его, жить так, чтобы не привести к повреждению моего дара».

И Гедда, действительно, с ранней юности, когда ему пришлось учиться петь и одновременно работать на почте, на лесопилке, в банке, много и аккуратно занимался. Образ счастливого и случайного владельца божественного таланта, ему никогда не было включено.

По усмотрению Гедды, Ленский в «Евгении Онегине» Чайковского был его любимой партией:

«В ней так много любви и поэзии, и, однако, так много истинного драматизма».

Своеобразное сочетание драмы и любви или поэзии, стилистической точности, основанной на безупречном звуковедении школы бельканто, сделал Гедду не только универсальным музыкантом, но и уникальным художником, способным передавать нюансы экспрессии образов своих героев, ни в чем не нарушая при этом равновесия, эмоциональной чувствительности и благородной музыкальной красоты.

Юлия Бедерова, «Коммерсантъ»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ