Даниил Крамер: «То, что делают с нашим образованием, – диверсия против страны»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Даниил Крамер: «То, что делают с нашим образованием, – диверсия против страны»

Даниил Крамер. Фото – Екатерина Варюхичева

Известный джазмен Даниил Крамер обладает невероятной энергией и работоспособностью. В минувшую пятницу завершился десятый сезон джаз в республиканской филармонии Коми, а в ближайшие выходные уже планирует выступить в Омске.

Но и столичная публика не лишен внимания музыка. Не так давно его команда – джазовое трио Даниила Крамера, – выступил с народной артисткой России Хиблой Герзмавой. Пианист-виртуоз и замечательная оперная певица вместе смогли сделать удивительный кроссовер с оперы голоса и джазовой музыки.

О том, с какими трудностями Даниил Крамер столкнулся в работе над проектом «Opera. Джаз. Блюз», а также о том, что сегодня его беспокоит, сказал он в интервью.

– Дэниел Миллер, кому пришла в голову идея, чтобы сделать такой кроссовер «Опера. Джаз. Блюз»?

– Изначально идея принадлежит Хибле. Ее давняя любовь к джазу, даже в машине его слушает. И эта любовь певицы такого уровня, как Хибла, она должна была обязательно пройти. Однажды она пригласила меня в гости и сказала, что хотела бы петь джаз.

– Но ведь там же «школа» совсем другая, не классическая.

– Да она сама прекрасно знала, что петь джаз не так просто. Мне потребовалось около шести лет, чтобы переквалифицироваться из классического музыканта в начинающего джазмена. А потом еще несколько лет, чтобы это звучало более или менее терпимо (улыбается). Мы решили попробовать, не теряя оперность Хиблы и мою джазовость, найти способ для соединения двух стилей.

До этого опыт джесси Норман в сопровождении трио. Я ее услышать… Да не обидятся на меня Джесси, но, в сущности, в самой идее, там нет ничего особенного. Здесь речь шла о том, чтобы найти свой путь органического соединения, в котором никто не будет другом. Мы искали это все, что изменится opera язык и свингующее трио в одно целое. Я тебе даже говорить не буду, сколько было сделано. То, что увидели на концерте, это любимые, вымученное нами.

– Даже несмотря на огромный опыт, талант, ювелирные изделия…

– А какое это имеет отношение к регалиям?! Они потому, что полученные, что мы так работаем. Мы не берем первый попавшийся результат, а мы работаем до тех пор, пока мы сами не будем рады. Она не хотела выходить на сцену, если у нас есть программа будет другого уровня. Это должно быть так, чтобы и зритель, что называется попали. И Хибле, и моей вредной душе понравилось. А музыкант должен иметь очень вредные душой.

– Почему?

– Потому что, когда ты себе нравишься мне очень, это значит, что уже ничего не стоит. Вы можете уйти со сцены.

– Признайтесь, с Хиблой тяжело было работать? Несмотря на это, звезда такого уровня, а тут опять переучиваться…

– Хибла, будучи оперной дивой, однако, относится к числу тех редких музыкантов, которые прекрасно понимают, в чем они сильны, а где еще нужно учиться. Музыкант, если он действительно такой, он учится до последнего дня и умирает, продолжая обучение.

Хибла фантастически точно знает, где ее надо слушать советов, а где стоять на своем. Поэтому никогда не схлестывались. Да, споры были, и иногда жесток. Но это творческие споры. Бывало, в две тысячи раз пробовал одну версию, а потом от него хотели, и так до бесконечности.

– Дэниел Миллер, собора еще управлять. У меня есть знакомая пианистка-студентка, которая постоянно жалуется, что ее учитель на конкурсах в жюри, это из поездки по Европе. С ними никто не занимается. Почему так происходит?

– Я только руководителем кафедры, учеников не беру именно из-за этого. Я не могу себе позволить ученику на уроке раз в два месяца, а потом закончить институт торговой марки Крамера, и ничто не будет в состоянии. Но даже не в этом дело. Я искалечу ему жизнь. Выйдет из стен «полуучкой». И педагог, который берет ученика, он должен четко понимать, что берет в свои руки чужую жизнь и он за нее теперь в ответе.

См. также:Владимир Спиваков отмечает юбилей концертом в Доме музыки

Как только на первый план встает не вопрос зарабатывания денег, а осознание того, что в моих руках твоя жизнь, приоритеты меняются. Конечно, есть редкие случаи, когда природный дар парней в состоянии победить плохое обучение, но это как правило исключение.

– Как ты думаешь, почему так происходит? И на каком уровне сегодня находится наша музыкальная «школа»?

– Музыкальная школа является частью комплексной системы. Будучи директором и сталкиваясь с дилетантскими, на мой взгляд, действия вышестоящих должностных лиц и организаций, замечаю, что у меня время от времени появляется мысль уйти из института. Я держусь только потому, что я люблю его.

Количество бессмысленных бумаг, которыми завалили учителей наш Минобр и минкульт, и то, что они сделали образование, которая стала просто платной услуги, ни нелепо. А мы, учителя, превратились в менеджеров, которые продают услугу.

– А мне казалось, как-то боремся с бюрократией. На практике выходит, что нет?

– Я хотел бы увидеть этого умные люди из Министерства культуры в глаза тем, кто хочет меня научить, как с парнями, а потом еще и контролировать мои занятия. Никто не указывает Джульярду, как работать с учениками. Единственный вариант, это результат. Что еще нужно?

Если этот институт производит высокого класса студентов, больше ничего не нужно. Но эти люди…. Не знаю, им, видимо, нужно выработать вознаграждение или получения должности. Хорошо, я согласен с этим. Им тоже надо жить. Пусть государство платит им хотя бы за то, чтобы их не трогать. Это будет достойное вложение денег. Но пока что выходит, что чиновники получают зарплату только для того, чтобы нам мешать.

Хорошо, если они хотят иметь контроль над нами, пусть приходят каждый год, смотрят на качество выпускаемых студентов. Пусть приглашают преподавателей из-за рубежа, которые дадут независимую оценку. Мы готовы даже приглашать студентов из Европы, чтобы на практике сравнить их с нашим. Никаких проблем!

В общем, даже не знаешь, какую теперь тему затронул. Как она страшная и глубокая. Ведь музыкальное образование является частью музыкальной культуры, а это, в свою очередь, является частью культуры в целом. В общем, на мой взгляд, для физического выживания нации должны быть три основные составляющие – образование, культура и их гармоничное сочетание. Это основа человека. А уже человек – основа армии, экономики и так далее. Да, еще и природные способности.

Наклон в сочетании образования и культуры, также является опасным. Если он идет в сторону образования, получается бездушный монетаристы. Если культуры – рефлексирующие интеллигенты. Сейчас, на мой взгляд, с помощью реформ, тестовости и низких сборов идет фрэнк убийство российской науки, культуры и образования.

Сам факт присутствия в тестовости образования означает для меня вообще-смерть истинного профессионализма. Я был воспитан любовью многих учителей, которые видели мои недостатки, и вы можете их победить. Компьютер никогда этого не сделает. Я – продукт хорошего советского образования. И почему это должно было быть уничтожено, до сих пор не понимаю. Это была одна из лучших систем образования в истории, которое фантастических ученых. Замечательных музыкантов!

См. также:»щелкунчик»: юные музыканты посоревнуются за звание лучшего

Что и говорить, огромная часть европейской и американской культуры связывается в меньшей или большей степени с Россией. Почему мы должны учить их система образования? Почему сегодня должны признавать наши дипломы, а не наоборот?! И зачем, спрашивается, нам вообще нужно их «признание» наших дипломов? Мы не хуже их, а местами и намного лучше… были. Теперь я уже в этом не уверен.

– Так быстро он потерял все, что лучшие?

– Еще не все потеряли, но, видимо, мы идем к этому, к сожалению. Для этого волны эмиграций забрали огромное количество мозга. И генов. И, к сожалению, этот отток продолжается и сейчас. Иногда я приезжаю в научный городок, там почти одни старики и люди среднего возраста. Я считаю, что то, что сейчас делают с нашим образованием, выглядит как настоящая диверсия против страны.

Также я считаю, что недопустимо то, что сейчас делается с финансовым обеспечением образования. В словах, во всей вертикали власти очень уважают профессию учителя. Но, я уверен, что многие даже не понимают, как учителя, должны быть оплачиваемы.

Чтобы учитель не хотел брать взятки, двоедушничать из-за вынужденной бедности, чтобы целые поколения детей, видя это, и живя в этом, не доходили бездушное, лжецы, готовые коррумпированных чиновников и преступников, чтобы учитель не думал о том, что у нее дети голодные, а он еще должен этих оглоедов учить. Где здесь любовь-то двигаться?!

И в этом случае тест образование и превращение его в платную менеджерскую услугу – вот и все! Все это в сочетании чистой воды саботаж, на мой взгляд, который приведет к тому, что через 20-30 лет не будет нас, не имеет чем себя защитить в плане мозга. А культура-это точно такая же часть физической защиты народа. Дайте себе вопрос, а задает свой народ?

Только две ценности: язык и культура. Убей эту культуру, сделать ее поверхности, и вы получите глубоко ничего не чувствующих людей, которые только умеют под водку рвать на себе футболки.

Помните столичных таксистов после взрыва на станции «Парк культуры». А теперь вспомните, как вели себя японцы в подобных обстоятельствах. Практически ни одного случая мародерства. В любом случае, мне такие случаи не известны. Но известно, что они кричат в Интернете: «я нашел вещи, деньги! Люди, владельцы, придите, возьмите!» А наши таксисты, один раз в шесть подняли цены, так, как мне рассказывали, некоторые из них били тех, кто бесплатно хотел подвезти, помочь.

А в «Домодедово», по словам очевидцев и по информации с форума, после взрыва таксисты требовали до 20 тысяч рублей, чтобы довезти до города. Очень патриотично… Каждый народ, когда вокруг начинает пахнуть жареным, будет, сосредоточены, люди пытаются помочь друг другу, это элементарный инстинкт выживания… У нас как-то в последнее время не так, и это настораживает. Потому что патриотизм это не когда ты кричишь: «Ура, Россия!»

– Это вообще тонкая материя – патриотизм.

– Да, я думаю, что настоящие патриоты – это те, кто понимают: он дал тебе взятку чиновнику или гаишнику – это значит, что он предал страну, губит ее основы, он – то же самое. И тогда, если подумать, в сущности, у нас есть народ, который сам себя гробит. Убивают поставщики и продавцы, продавая некачественные продукты собственного народа. А для меня это означает, что они даже не относятся к гражданам своей страны как «своих» и не задумываются, что, имея прибыль на вредности своего народа, пилят ветку, на которой сидят…

См. также:Эммануэль Ондре: «Главное-придумать программу, которая запомнится на всегда»

Гробит глобальная коррупция, коррупция – это не какой-то там монстр, это вполне конкретные люди, берущие, дающие и не хотят понимать, что убивают и свою душу и свою страну. Убивают СМИ и мультимедиа, приучая нас к желтизне, «менталитет замочную скважину», убивают в нас вопиет, и истериками на различных ток-шоу, умение слушать друг друга, понимать друг друга, искать и находить (!) возможность взаимопонимания; превращая низкопробную попсу и неудержимый юмор главная «еда», которую скармливают людям, уничтожая наши чувства рекламы внутри спектаклей и фильмов, убивая души суть рейтингового телевидения. Убивают суды и полиция, в которых мы не уверены…

Где здесь патриотизм?! Патриотизм – это когда человек по-настоящему любящий свою страну и свой народ, чувствует себя хирург, видит заболевание и не столько кричит, сколько лечит. И начинать надо, как бы это банально, от самого себя.

– Видимо, только на пенсии, как говорится, отдохнуть от всего этого.

– А на что мы можем рассчитывать на пенсию? На жалкие крохи, на которые даже на лекарство не купишь? Здесь еще одна глобальная ошибка государства – молодые люди и люди среднего возраста будут уезжать из страны, потому что не видят перспектив иметь после тяжелой работы достойную старость. Не говоря уже о том, что существование на грани бедности почти треть населения страны убивает внутренний оборот денег и, как прямое следствие, убивает этот внутренний рынок, о котором сейчас на всех уровнях много говорят.

– Дэниел Миллер, с вашим ходом мыслей, время в оппозиции идти. Или хотя бы на трибуне выступать, как многих ваших коллег по цеху.

– Это ничего общего ни с политикой, ни с оппозиции не имею. Просто выразил свои мысли. Сам видишь, что, как правило, эти громкие пароля из уст известных художников – это чистой воды самопиар. Но это их жизнь и их дело. Я – просто музыкант. Музыкант должен заниматься музыкой. Я убежден, что это его самый важный бой. Капля за каплей лечить души своих слушателей.

Помощь

Даниил Крамер – российский джазовый пианист, педагог, композитор и продюсер. Родился 21 марта 1960 года в Харькове. Народный артист России (2012). Действительный член Российской академии художеств (2014). Известный самостоятельно разработанной схеме компаний абонементов джазовой музыки в филармонических залах России.

Учился в Академии имени Гнесиных как пианист академического направления, параллельно Крамер начал серьезно заниматься джазом и в 1982 году получил Первую премию на конкурсе фортепианных джазовых импровизаторов в Вильнюсе.

Принимал участие во всех отечественных джазовых фестивалях, гастролировал в европейских странах, среди которых Австрия, Венгрия, Германия, Италия, Испания, Польша, Чехословакия, Финляндия, Франция, США и Швеция, а также в странах Центральной и Южной Америки, Африки, был в Австралии и в Китае.

Денис Сутыка, «Новые Сообщения»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ