Блуждая в темных закоулках души

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Блуждая в темных закоулках души

«Замок герцога Синяя Борода» Б. Бартока на фестивале в Брно. Фотографии Janáčkova opera NdB / Марок Olbrzymek

Организаторы V фестиваля им. Яначека в Брно пытались удовлетворить это форум, разного рода сходств творчества своего земляка с произведениями других европейский композиторов.

Девиз фестиваля – «ожидание» – относится к знаменитой опере А. Шенберга, который также был включен в программу одного из концертов.

Монодраму для сопрано и оркестра изобретателя додекафонии исполнять в один вечер с одноактным «Замок герцога Синяя Борода» Б. Бартока. И это сочетание вряд ли можно назвать случайным.

Обе оперы написаны в начале XX века, когда исследования внутренних стен (часто темных и страшных) человеческой личности приобрело беспрецедентный масштаб. Обе глубоко психологичны, но не описательные – ожидания, надежды, страхи изучены тщательно и глубоко – и с трагическим окончанием.

На создание «синей бороды» Бартока вдохновила одноименная сказка Шарля Перро, и пьеса Мориса Метерлинка «Ариана и Синяя Борода».

На участке молодая Джудит, будучи в мрачном замке своего нового таинственного мужа, она просит супруга открыть ей тайны семи закрытых дверей. За каждым из них скрываются доказательства преступления, синей бороды, или это камера пыток, цветущие в крови лилии или озеро слез. Кульминацией становится седьмой двери, за ней находится здание бывших жен князя. Лос Джудит оказывается предопределенной и неизбежной.

Замок синей бороды не имеет отношения к реалистичности. Это аллюзия, апеллирующая к глубинам человеческой души, где темно, одиноко и полон тайн. Позволяя там когда-то любимого человека, посвятить его в свои секреты, мы доверяем ему тяжелый груз, который достоин носить всю жизнь.

Во время создания оперы Барток хотел уйти как можно дальше от традиции веризма и вагнерианства и заполнить свой музыкальный опус национальными венгерскими мотивами. Результат был очень выразительный и интенсивный. В ней много беспокойства, и ни намека на просветление, – с каждым новым изображением, краски все более сгущаются и темнеют. В драматической кульминации оркестр звучит особенно сильно и мрачно.

В «Ожидание» Шенберга тоже не стоит надеяться на счастливый конец. Молодая девушка в истеричном состоянии ждет свидание с любимым человеком в лесу. Ее представляются ужасные картины, она боится. Внешние работы, как таковой, не имеет, за исключением того момента, когда героиня обнаруживает труп своего любовника.

Важно, фокус перемещается на внутренние переживания главного героя. Решающим здесь становится чувство страха, которое Шенберг проявляется с особой тщательностью. Быстрая смена эмоциональных состояний героини в музыке выражаются через резкие изменения темпа, динамики и метроритма. Фрагментация музыкальной ткани, которая состоит из коротких мелодических фигур, только усиливает ощущение нестабильности и ожидает, что трагический результат.

«Ожидание» возникло в начале музыкального экспрессионизма. К этому времени уже был написан знаменитый «Крик» Эдварда Мунка, известные работы Шиле, Кокошки, Пехштейна, но еще должен был появиться «Воццеку» и «Кабинет доктора Калигари». Соло Шенберга по праву вошел в экспрессионистский золотой фонд и точно передал дух времени, в котором он был написан.

На фестивале в Брно «Ожидание» и «Замок» показали в интерпретации чешского режиссера Давида Радока, который создал его вместе с Гетенборгской оперы.

В своих творческих поисках Радок обращался к творчеству разных композиторов от барокко до современности. В 2014 году поставил в Брно мрачный «Средство Макропулоса» Яначека. До этого – «Енуфу» и «Из мертвого дома» в Скандинавии. Премьера «Ожидания» и «Замка герцога Синяя Борода» состоялась в прошлом сезоне в Гетеборге.

В обоих спектаклях играет важную роль на сцене, внешний вид (художник Мартин Хохолоушек). Пространство замка в «Синей бороде», становится живым участником акции. Оно состоит из больших черных панелей, которые попеременно раздвигаются, открывая тем самым новые грани темной души принца.

Никаких озер, лилии и камер пыток на сцене не имеет. Джудит – в белом платье, на котором вместе с развитием сюжета появляется все больше кровавых пятен. В финале открывается небольшой, светлый номер с мебелью, где он остановился, в разных позах предыдущие жены синей бороды. Джудит присоединяется к ним. Пространство сужается – темные панели на себя, опускаются, снова скрывая от посторонних тайны души принца.

В «Ожидании» нет леса – действие происходит в том же помещении, в котором до перерыва остался жен синей бороды.

Очень хорошие оказались солисты обеих опер. Шведское меццо-сопрано Екатерина Корнеус в «Ожидании» не давала ни на минуту оторваться от эмоций своей героини и постоянно держала в напряжении, тонко играя оттенки настроений.

Ее коллега Катарина Джиотас (меццо-сопрано, Швеция) вместе с баритоном Андерс Лоренсоном стали отличным сценическим дуэтом. Он – таинственный, мрачный, даже несколько суровый, она – молодая, наивная, полная надежд на счастье, которое разрушает ее любопытство.

При очень скупом внешнем действии на сцене происходит мощное действие внутреннее. Во многом благодаря оркестру (дирижер – Марко Иванович), который точно передает нюансы эмоциональных состояний героев и создает мощный мир музыкальной драмы.

Оба спектакля Радока были очень психологичными – как их изначально задуман Барток с Шенбергом.

Наталья Сергеева, muzcentrum.ru

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ