Аскар Абдразаков: «Сила музыки хочет оторвать людей от стихийных бедствий»

Аида ВоробьёвaАвтор:Аида Воробьёвa

Аскар Абдразаков: «Сила музыки хочет оторвать людей от стихийных бедствий»

Аскар Абдразаков. Фото-пресс-служба Санкт-Петербургской филармонии

Знаменитый бас — о донкихотстве, традиций Шаляпина и постоянном движении.

9 февраля 2017 года. в Большом зале Петербургской филармонии с большим сольным концертом выступит Аскар Абдразаков.

С певцом, которого в мире называют наследником Шаляпина, встретился корреспондент «Новости».

— Аскар Амирович, первое отделение программы будет связано с образом Дон Кихота. Дань Шаляпину?

— В значительной степени — да. Как правило, бас содержат в своих сольных программе арии из опер Верди и Мусоргского. Я хотел представить петербургской публике что-то более раритетное.

Первая группа состоит из трех сочинений французских композиторов. Это Jules Massenet, который пишет оперу «Дон Кихот», рассчитывая на то, что большую партию поет Федор Иванович Шаляпин. Жак Ибер, и для Шаляпина, который написал вокальный цикл «Песни Дон-Кихота».

Они стали на самом деле, саундтрек к фильму 1930-х годов, где в роли Дон Кихота снялся Федор Иванович. Третий композитор Морис Равель, автор «Трех песен Дон Кихота».

— Наше время имеет к донкихотству?

— Тема любви — вне времени. Вернее, она присутствует в любой момент, какой бы она не была. Сегодня, когда по телевизору постоянно показывают войны, нужно петь о любви. Не только для любимой женщины, как поет Дон Кихот Дульсинее, но и о любви к ребенку, к родителям. Очень хочет силой музыки оторвать людей от стихийных бедствий и катастроф.

— Довольно шаляпинская мысль…

— На самом деле, как оказывается, я родился в Уфе, где Федор Иванович начал певческую карьеру и где этот факт очень ценят. В прошлом году, кстати, в Уфе впервые прошел конкурс вокалистов имени Шаляпина, и мне предложили возглавить жюри.

Потом, Шаляпин — уроженец Казани, где проходит старейший русский оперный фестиваль его имени. В Казани на конкурсе Шаляпина когда-то получил первую награду. А не так давно стал художественным Дачный фестиваль имени Шаляпина в Плесе.

Почему Плес? Этот город так понравился Федору Ивановичу, что он купил в его окрестностях землю и построил дом, который стал для него и его семьи, летней дачей. Тень Федора Ивановича, как будто преследует меня. Но это же здорово! Это был человек с такой харизмой, таким прекрасным инстинкт…

— Вы выросли в республике Башкортостан. В стране работает?

— Теперь, когда я живу в очень напряженном графике, и работает нон-стоп, я приезжаю туда редко. Но, если меня приглашают выступить, и эти даты у меня свободны, то, конечно, я согласен. Тем более, появляется возможность навестить маму — она живет в Уфе.

— А с братом, тоже известным басом Ильдаром Абдразаковым, часто пересекаетесь? У вас есть совместные проекты?

— В данный момент нет, потому что Ильдара своя семья, свои предложения и договора. Кстати, за рубежом мало кто знает, что мы братья. Иногда люди спрашивают меня: «А Ильдар что, ваш родственник?» А узнав, что это мой брат, интересуется, кто из нас старше. Я в шутку говорю: «Ну, конечно, что вы!» И люди верят. Несмотря на то, что я на несколько лет старше. С братом у нас очень хорошие отношения, я очень люблю Ильдара.

— Интересно, башкирский национальный репертуар?

— Не столько репертуар, сколько национальные башкирские песни. Меня много раз просили их, чтобы сделать и сохранить, но для этого нужно время. С мелодикой национальных песен должен расти. Чтобы поймать мелизмы, которые находятся в башкирских песен, потребуется трудоемкая работа, а это значит, что опять же время. Но когда-нибудь я исполню и запишу их.

— Вы год были министром культуры Башкирии. Нет ли у вас желания вернуться в управленченской работы?

— Если это будет в области искусства, быть может. Но к министерскому портфеля возвращаться не хочу.

— Пишут, что ваша жена Наталья оставила для вас работу в государственной Думе. Приобщаете его к миру музыки?

— Конечно. Наталья — исполнительный директор конкурса оперных певцов имени н. Римского-Корсакова в Тихвине, она помогает мне на фестивале в Плесе. Без ее помощи трудно.

Кроме того, работает и как производитель, когда ее просят организовать спектакли или концерты. В целом по образованию моя жена-режиссер, окончил Московский институт культуры. Так что теперь Наталья как раз на своем месте.

— Когда-то мы говорили, что когда-то, может, взять учеников. С тех пор что-то изменилось?

— Взять себе ученика — это очень ответственно. Вы строите его предназначение-музыка. Вот с таким педагогом мне повезло в Уфе — это Миляуша Галеевна Муртазина. Мой папа был режиссером башкирского телевидения, делал видео, в том числе и о национальной культуре.

В одном из фильмов он снял нашего выдающегося певца Радика Гареева. Это он посоветовал отцу: «Возьми сына к Миляуше, пусть она его слушать». И я, уже десятиклассник, до этого не обучавшийся музыкальной грамоте, пошел к Миляуше Галеевне. Да меня это все уже стало очаровать пением области…

— Что посоветуете молодым людям, которые свой путь в искусстве?

— Мы не можем остановиться — творческий человек должен быть всегда в движении. Нужно использовать возможности участия в международных конкурсах, выезжать, показывать. И вы никогда не можете ограничивать себя только в своей профессии. Нужно быть образованным всесторонне: читать книги, ходить в музеи, на лекции.

Чтобы хорошо и красиво петь, нужно одевать мысль, а она из воздуха не берется. Все эти впечатления формируют вас, и такие преобразования зрители воспринимают интуитивно. Человек выходит на сцену и начинает петь — и его интересно или скучно слушать. Голос, кажется, очень много.

— Это значит, в отличие от известного выражения, для вас зеркало души — голос?

— Абсолютно. Я воспринимаю людей прежде всего за голос. Вслушиваюсь — и мне кажется, что я понимаю психологию человека, даже секреты его интерьера.

— Обычно люди с трудом воспринимают свой голос в записи. А как на это реагируют оперные певцы — с их красивыми доставлены голосами?

— Да. О, боже, это, наверное, невозможно слушать! Но мне коллеги говорят: «Успокойся, Аскар, не признаем записи, в порядке». Но слушать нужно для профессии: скажем, чтобы понять, как звучит у вас этот или другой вопрос.

— Вы ведете свою программу на радио «Орфей». Казалось бы, зачем тебе радио в своей работе?

— Идея возникла спонтанно, за чашкой кофе. Мне предложили: «Аскар, у вас есть хорошее слово, ты хорошо говоришь… Может придумаем программу у нас на радио?». Это меня заинтриговало. И появилась передача «Гардероб «Орфея». Сначала были опасения: могу ли я? По-прежнему не являюсь профессиональным журналистом.

Может это поможет — провокационных вопросов не задаю, мы можем говорить на любые темы. И это известно, снимает напряжение, раскрепощает. А мне участие в этой программе очень важно для внутреннего развития. Потому что я встречаюсь с такими талантливыми людьми — между прочим, это просто очень, очень интересно.

Евгений Авраменко, «Известия»

Об авторе

Аида Воробьёвa

Аида Воробьёвa administrator

Оставить ответ